Ласковые имена и прозвища, которыми девушки на Руси называли своих возлюбленных

0
0

Как сейчас женщина обращается к любимому? Чаще всего в ходу такие слова, как «солнце», «зайчик», «медвежонок» или даже «пусик». Но потребность в нежности была присуща людям всех народов и во все времена. Просто ласковые обращения были другими. В старину женщины не чувствовали себя равными мужчинам. А потому они не позволяли себе снисходительно-ласкательного тона по отношению к супругу.

Мужчины же считали себя защитниками жены, кормильцами семьи. Поэтому в их ласковом обращении к женам сквозило покровительство. Я предлагаю вспомнить, как проявляли нежность друг к другу люди во времена Киевской Руси. Возможно, из богатого арсенала старинных ласкательных обращений мы сможем взять парочку и для современного применения? Не все же время называть любимых мужей «котиками»!

Времена язычества

Существует множество свидетельств того, что до принятия христианства люди на Руси чувствовали себя более раскрепощенными. Отношения до брака, в том числе и интимные, не считались чем-то зазорным. При этом девицы были вольны, как и парни, выбирать себе пару, а не ждать, пока на них обратят внимание. Женщина могла сказать понравившемуся ей мужчине, что он «задобный» - желанный, любимый, милый.

Славяне почитали бога любви Леля. Этот персонаж в языческом пантеоне отвечал за страсть, за ту искру, которая проскакивает между двумя людьми. Лель был сыном богини красоты Лады, которая также отвечала за согласие между супругами. Отголосок этих верований прослеживается в словах «лелеять» и «ладить» (между собой).

Пиетет перед богом любви был настолько силен, что девушки часто называли своего избранника Лелем, а еще Любичем. А мужчины, соответственно, именовали своих зазноб Ладами. Но женщины переделывали имя богини и называли своих любимых Ладо или еще более ласкательно - Ладушко.

Во времена языческих празднеств славяне устраивали оргии, где предавались свальному греху. Все это делалось для лучшего урожая и чтобы задобрить природные стихии, а потому особых ласкательных прозвищ к случайным партнерам не употреблялось.

Русь христианская

После крещения славян нравы стали строже, а половые отношения до брака начали считаться грехом. Но не всякая невеста блюла себя для венца. Тем более что церковь так и не смогла до конца вытравить из народных масс старые обряды и традиции. В Святки в одной сельской хате сходились на «вечерницы» девицы с парнями.

Для приличия туда же приглашали и местную добропорядочную матрону или славящегося своей набожностью старика. Но молодежь могла свободно общаться, а иногда и завязывать отношения. Конечно, половая близость была эксцессом, но молодые люди могли взяться за руки, обниматься, а то и целоваться. Независимо от пола, такие влюбленные говорили друг другу: «Разласка моя милая!».

Добрачные отношения

Как же девушке надлежало поступить, чтобы дать понять парню: он ей нравится настолько, что может засылать сватов? Слишком страстные поцелуи и тем более интим сурово порицались обществом. Приходилось применять вербальные сигналы. Но как сказать то, что не позволяет девичий стыд? «Месяц моя ясный», «услада сердца моего» и «друг разлюбезный» - вот те ласковые слова, с которыми скромная отроковица могла обратиться к любимому.

В ответ парень мог назвать ее «зазнобушкой», «белушкой», «любушкой», «лапушкой», «милушкой», «душенькой» и «лелей». И девушка могла быть уверена, что возлюбленный ее не оставит, а придет свататься, если он произнес слова: «Суженая ты моя!». Тогда и ей нужно было сказать: «И ты мой суженый» (назначенный судьбой).

Ласкательные обращения между супругами

В браке жена часто говорила мужу слова, завуалированно восхваляющие его силу как партнера: «богатырь», «добрый молодец» и т. д. Но были и другие ласки. Например, «сокол мой ясный», «свет очей моих». Эти выражения не считались в ту эпоху выспренными. Ведь муж был светочем для жены, ее проводником по миру. А супруга являлась душой мужчины, тем, ради чего он живет и трудится.

Поэтому часто любимый так и говорил: «Душа моя!». Конечно, большинство ласковых обращений к жене так или иначе восхваляли ее красоту: «лебедушка белая», «голубка сизокрылая», «краса ненаглядная». Но были нежные слова и с сексуальным подтекстом: «сугревушка моя теплая».

Не правда ли, мило? Я думаю, что проявления нежности в старину были более поэтичными, чем сейчас. Тогда люди не отчуждались так за стереотипными фразами «дорогой», «милый», «сладкий». Стоит проявить чуточку фантазии, чтобы согреть любимого теплотой своей души.