Очередная ода феминизму: журнал Elle наградил Мию Фэрроу. Актриса поведала о перенесенных домогательствах

Ронан Фэрроу вручил награду своей матери в понедельник вечером в Беверли-Хиллз, и во время своей речи 73-летняя актриса вспомнила свое время в Голливуде.

Сын и мать

«Правда в том, что моей маме всегда было некомфортно от славы и похвалы, – сказал Ронан, представляя своей матери награду Elle Legend Award. - Шанс того, что она сядет на самолет и приедет сюда, был пятьдесят на пятьдесят. Я хотел, чтобы она была здесь и чтобы ее чествовали, потому что, честно говоря, она этого заслуживает».

Аудитория, состоящая из звезд A-list (Леди Гага, Шарлиз Терон, Кира Найтли, Сандра Буллок и многие другие), очевидно, согласилась с точкой зрения Ронана, приветствуя Мию стоя.

«Когда мне было 10 лет, я пришел к маме с мыслью, что мы должны купить мне корову — я был крайне приставучим ребенком, – пояснил Ронан в своем вступительном слове. - Я сказал, что это было бы хорошо для травы, и воздействие на окружающую среду было бы не очень-то большим, и это помогло бы нам всем быть более настроенными на этику животноводческой отрасли. Что она ответила? Она сказала: Абсолютно точно нет, я не куплю тебе корову. Я изучала этот вопрос, коровы – стадные животные, у них развивается ПТСР, если они живут одни».

Четырнадцать детей

Даже без домашнего скота Мие Фэрроу пришлось тяжело. Она воспитывала четырнадцать детей, многие из которых «имели сложные физические и психические проблемы, мешающие им ориентироваться в жизни». «В некоторых случаях моя мама усыновляла таких людей, что концепция успеха, какой ее представляют многие родители, просто неприменима. Возможность жить самостоятельно – это уже победа, ведь некоторые эмоциональные шрамы прошлого никогда не могут быть преодолены. Она делала все это одна, работая круглосуточно»

Женщина, которая не сдавалась

Хотя ни Миа, ни Ронан не упомянули Вуди Аллена по имени, тема его предполагаемого проступка (речь о возможных инцидентах домогательства с его дочерью) была также оглашена. «Моя мать прошла через ад ради нас. Когда она столкнулась с мощным обвинением в жестоком обращении в адрес влиятельного человека в нашей собственной семье, она стояла рядом с маленькой девочкой, с которая сделала это, – объяснил Ронан, подразумевая свою сестру Дилан Фэрроу. - Она сделала это, даже когда этот человек предложил нам всю компенсацию, когда он нанял частных детективов, чтобы оклеветать ее, мощных адвокатов, чтобы уничтожить ее финансово и PR-агентства, чтобы разрушить ее имя. Она сделала это, даже когда он поклялся, что он занесет ее в черный список, и она никогда больше не будет работать».

Ронан сказал, что Миа никогда не отступала, выступая не только в защиту своей дочери, но и «уязвимых людей» повсюду — от центральных городов до Дарфура. «Сегодня мы сталкиваемся с нашей коллективной неспособностью создать условия, в которых к женщинам и мужчинам относятся одинаково и с достоинством. Моя мать боролась с этим путем больших личных затрат в течение всей моей жизни, – сказал он. - Она всегда опережала свое время».

Миа

Когда пришло время выходить на сцену, Миа на несколько секунд задержалась. «Как же ты меня разочаровал», — пошутила она глядя на сына, который несет ответственность за распространение всей информации о сексуальных скандалах в Голливуде как журналист «The New Yorker». В том числе Ронан писал о деле Харви Вайнштейна. Но во время вышедшей в ночь понедельника передачи Ронан совсем не выглядел всевластной акулой пера. Он часто гладил мать по спине, шептал ей что-то на ухо и даже прямо перед началом съемки поделился с ней своей гигиенической помадой. Также он рассказал о выдающейся работе Мии в таких фильмах, как «Ребенок Розмари», «Бродвей Дэнни Роуз», «Пурпурная роза Каира».

«Я начал работать в этом городе более полувека назад, – сказала Миа. - Я знаю, каково это, когда тебя лапают и подталкивают на прослушивание. Как 17-летний извиняется перед главой студии, которого он прервал в тот момент, когда тот засунул свой язык мне в глотку. Я знаю, каково это – идти на работу, когда мужчины принимают каждое решение – от одежды, которую вы носите, до зарплаты, до решений, которые вы принимаете о своих выступлениях, - все это я имею в виду, я знаю это в глубине души.

Я надеюсь, что проживу достаточно долго, чтобы увидеть, как все, на что вы надеетесь, осуществится, как реформируется Голливуд. Я вижу, где мы сейчас находимся. Я вижу, что женщины отказываются принимать неравное обращение и неадекватное поведение. Я хочу жить и видеть равенство. Не просто прогресс, не просто улучшение, а подлинное прочное, безоговорочное равенство».