Алексей Петрович: биография царевича, история немилости Петра I, портрет Романова

Согласно официальным записям, хранившимся в архиве Тайной канцелярии государя Петра I, 26 июня (7 июля) 1718 года в камере Петропавловской крепости скончался от удара (кровоизлияния в мозг) ранее осужденный государственный преступник − царевич Алексей Петрович Романов. Эта версия кончины наследника престола вызывает у историков большие сомнения и заставляет думать о его убийстве, совершенном по приказу царя.

Император Петр 1

Детство наследника престола

Царевич Алексей Петрович, который по праву рождения должен был сменить на российском престоле своего отца – государя Петра I, появился на свет 18 (28) февраля 1690 года в подмосковном селе Преображенское, где находилась летняя царская резиденция. Основана она была еще его дедом – почившим в 1676 году государем Алексеем Михайловичем, в честь которого юный наследник короны и получил свое имя. Его небесным покровителем с тех пор стал святой Алексий человек Божий. Матерью царевича была первая жена Петра I − Евдокия Федоровна (урожденная Лопухина), заточенная им в монастырь в 1698 году, и, согласно легенде, проклявшая весь род Романовых.

В ранние годы жизни Алексей Петрович жил на попечении своей бабушки – вдовствующей царицы Натальи Кирилловны (урожденной Нарышкиной) − второй жены царя Алексея Михайловича. По свидетельству современников, уже тогда он отличался вспыльчивым нравом, отчего, начав в шестилетнем возрасте учиться грамоте, частенько поколачивал своего наставника – мелкого дворянина Никифора Вяземского. Любил он и оттаскать за бороду приставленного к нему духовника Якова Игнатьева – человека глубоко набожного и благочестивого.

В 1698 году, после заточения жены в Суздальско-Покровский монастырь, Петр передал сына на попечение своей любимой сестре – Наталье Алексеевне. И прежде государь мало интересовался подробностями жизни Алеши, но с тех пор вовсе перестал о нем беспокоиться, ограничившись лишь тем, что за короткое время дважды посылал сыну новых учителей, которых отобрал из числа высокообразованных иностранцев.

Трудный ребенок

Однако как ни старались учителя привить юноше европейский дух, все их усилия были тщетны. По доносу Вяземского, который тот направил царю в 1708 году, Алексей Петрович всячески пытался уклоняться от предписанных ему занятий, предпочитая им общение с разного рода «попами и монахами-чернецами», среди которых, часто придавался пьянству. Время, проведенное с ними, способствовало укоренению в нем ханжества и лицемерия, что пагубным образом отразилось на формировании характера молодого человека.

Чтобы искоренить в сыне эти крайне нежелательные наклонности и приобщить его к настоящему делу, царь поручил ему контролировать подготовку рекрутов, набираемых в связи с продвижением шведов вглубь России. Однако результаты его деятельности были крайне ничтожными, и, что хуже всего, он самовольно отправился в Суздальско-Покровский монастырь, где встретился со своей матерью. Этим опрометчивым поступком царевич навлек на себя гнев отца.

Парадный портрет

Кратковременная супружеская жизнь

В 1707 году, когда царевичу Алексею Петровичу исполнилось 17 лет, встал вопрос о его женитьбе. Из числа претенденток на брак с наследником престола была выбрана 13-летняя австрийская принцесса Шарлотта Вольфенбюттельская, которую весьма ловко сосватал будущему жениху его педагог и воспитатель − барон Гюссейн. Брак между особами царствующих фамилий – вопрос сугубо политический, поэтому с ним особо не торопились, тщательно обдумывая все возможные последствия этого шага. В результате, свадьба, которую отпраздновали с необычайной пышностью, состоялась лишь в октябре 1711 года.

Спустя три года после вступления в брак жена родила ему девочку − Наталью, а через некоторое время мальчика. Этот единственный сын царевича Алексея Петровича, названный в честь своего венценосного деда, со временем взошел на российский престол и стал царем – Петром II. Однако вскоре случилось несчастье − в результате осложнений, возникших при родах, Шарлотта неожиданно скончалась. Овдовевший царевич более не женился, и его как могла утешала молодая красавица Ефросинья − крепостная девица, подаренная Вяземским.

Сын, отвергнутый отцом

Из биографии Алексея Петровича известно, что дальнейшие события приняли для него крайне неблагоприятный оборот. Дело в том, что в 1705 году вторая жена его отца – Екатерина, родила ребенка, оказавшегося мальчиком и, следовательно, наследником престола, в том случае, если от него откажется Алексей. В этой ситуации, государь, и прежде не любивший сына, рожденного женщиной, которую он вероломно упрятал в монастырь, проникся к нему ненавистью.

Это чувство, бушевавшее в груди царя, во многом подогревал и гнев, вызванный нежеланием Алексея Петровича разделить с ним труды по европеизации патриархальной России, и стремление оставить престол едва появившемуся на свет новому претенденту – Петру Петровичу. Как известно, судьба воспротивилась этому его желанию, и ребенок умер в раннем возрасте.

Чтобы пресечь все попытки старшего сына претендовать в будущем на корону, а самого убрать с глаз долой, Петр I решил пойти по уже проторенному им пути и заставить его постричься в монахи, как он это сделал когда-то с его матерью. В дальнейшем конфликт между Алексеем Петровичем и Петром I принял еще более острый характер, вынудив молодого человека принять самые решительные меры.

Жена царевича Алексея Шарлотта

Бегство из России

В марте 1716 года, когда государь находился в Дании, царевич также отправился за границу, якобы желая встретиться с отцом в Копенгагене и сообщить ему свое решение, касающееся монашеского пострига. Пересечь границу, вопреки царскому запрету, ему помог воевода Василий Петрович Кикин, занимавший тогда должность начальника Петербургского Адмиралтейства. Впоследствии за эту услугу он поплатился жизнью.

Оказавшись за пределами России, наследник престола Алексей Петрович − сын Петра I, неожиданно для сопровождавшей его свиты, изменил маршрут следования, и, миновав Гданьск, направился прямиком в Вену, где затем вел сепаратные переговоры как с самим австрийским императором Карлом, так и с целым рядом других европейских правителей. Этот отчаянный шаг, на который царевича вынудили обстоятельства, являлся не чем иным, как государственной изменой, но иного выхода у него не было.

Далеко идущие планы

Как ясно из материалов следствия, фигурантом которого беглый царевич стал через некоторое время, он планировал, обосновавшись на территории Священной Римской империи, дождаться кончины своего отца, который, по слухам, в то время тяжело болел и мог в любой момент умереть. После этого он надеялся с помощью все того же императора Карла взойти на российский престол, прибегнув, если потребуется, к помощи австрийской армии.

В Вене отнеслись к его планам весьма сочувственно, полагая, что царевич Алексей Петрович, сын Петра I, будет в их руках послушной марионеткой, однако на открытую интервенцию не решились, посчитав ее слишком рискованным предприятием. Самого же заговорщика они отправили в Неаполь, где под небом Италии он должен был скрываться от всевидящего ока Тайной канцелярии и следить за дальнейшим разворотом событий.

В распоряжении историков оказался весьма любопытный документ – доклад австрийского дипломата графа Шенберга, направленный им в 1715 году императору Карлу. В нем среди прочего говорится, что русский царевич Алексей Петрович Романов не имеет ни ума, ни энергии, ни храбрости, необходимых для решительных действий, направленных на захват власти. Исходя из этого граф полагал нецелесообразным оказывать ему какое-либо содействие. Возможно, что именно это послание избавило Россию от очередного иноземного вторжения.

Вид Неаполя

Возвращение на родину

Узнав о бегстве своего сына за рубеж и предвидя возможные последствия, Петр I предпринял самые решительные меры для его поимки. Непосредственное руководство операцией он поручил российскому послу при венском дворе графу А. П. Веселовскому, но тот, как выяснилось впоследствии, оказывал царевичу содействие, надеясь, что придя к власти он вознаградит его за оказанные услуги. Этот просчет привел его на плаху.

Тем не менее агенты Тайной канцелярии очень скоро установили место нахождения беглеца, скрывавшегося в Неаполе. На их просьбу о выдачи государственного преступника император Священной Римской империи ответил решительным отказом, но позволил царским посланникам – Александру Румянцеву и Петру Толстому - встретиться с ним. Воспользовавшись представившейся возможностью, вельможи передали царевичу письмо, в котором отец гарантировал ему прощение вины и личную безопасность в случае добровольного возвращения на родину.

Как показали последующие события, это письмо было лишь коварной уловкой, преследовавшей цель заманить беглеца в Россию и там расправиться с ним. Предчувствуя такой исход событий и не надеясь больше на помощь Австрии, царевич попытался привлечь на свою сторону шведского короля, но так и не дождался ответа на посланное ему письмо. В итоге после череды уговоров, запугиваний и всяческих посулов беглый наследник российского престола Алексей Петрович Романов дал согласие вернуться на родину.

Под гнетом выдвинутых обвинений

Репрессии обрушились на царевича сразу же, как только он оказался в Москве. Началось с того, что 3 (14) февраля 1718 года был обнародован государев манифест о лишении его всех прав престолонаследия. Кроме того, как бы желая насладиться унижением собственного сына, Петр I заставил его в стенах Успенского собора публично принести клятву в том, что никогда впредь не станет претендовать на корону и отрекается от нее в пользу своего единокровного брата – малолетнего Петра Петровича. При этом государь вновь пошел на явный обман, пообещав Алексею, при условии добровольного признания вины, полное ее прощение.

Буквально на следующий день после клятвы, данной в Успенском соборе Кремля, глава Тайной канцелярии граф Толстой начал следствие. Его целью было выяснение всех обстоятельств, связанных с государственной изменой, совершенной царевичем. Из протоколов дознания ясно, что во время допросов Алексей Петрович, проявляя малодушие, пытался свалить вину на ближайших сановников, якобы вынудивших его пойти на сепаратные переговоры с правителями иностранных государств.

Знаменитая картина художника Ге

Все, на кого он указал, были немедленно казнены, но это не помогло ему уйти от ответа. Подследственного изобличали многие неопровержимые доказательства вины, среди которых особенно гибельными оказались показания его любовницы – той самой крепостной девицы Ефросиньи, великодушно подаренной ему Вяземским.

Смертный приговор

Государь внимательно следил за ходом следствия, а порой и сам вел дознание, что легло в основу сюжета знаменитой картины Н. Н. Ге, на которой царь Петр допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе. Историками отмечается, что на данном этапе подследственных не отдавали в руки палачей и их показания считались добровольными. Однако есть вероятность того, что бывший наследник оговорил себя из страха перед возможными мучениями, а девица Ефросинья была попросту подкуплена.

Так или иначе, но к концу весны 1718 года следствие располагало достаточными материалами для обвинения Алексея Петровича в государственной измене, и состоявшийся вскоре суд приговорил его к смерти. Известно, что на заседаниях не упоминалась его попытка обратиться за помощью к Швеции – государству, с которым Россия находилась тогда в состоянии войны, и решение было вынесено на основании остальных эпизодов дела. По свидетельству современников, услышав приговор, царевич пришел в ужас и на коленях молил отца простить его, обещая немедленно постричься в монахи.

Весь предшествующий период времени подследственный провел в одном из казематов Петропавловской крепости, по иронии судьбы став первым арестантом, печально известной политической тюрьмы, в которую постепенно превратилась основанная его отцом цитадель. Таким образом, постройка, с которой началась история Санкт-Петербурга, навсегда связана с именем царевича Алексея Петровича (фото крепости представлено в статье).

Различные версии гибели царевича

Теперь обратимся к официальной версии кончины этого несчастного отпрыска Дома Романовых. Как упоминалось выше, причиной смерти, наступившей еще прежде, чем был приведен в исполнение приговор, назывался удар, то есть кровоизлияние в мозг. Возможно, в придворных кругах этому и поверили, но у современных исследователей подобная версия вызывает большие сомнения.

Петропавловская крепость

Прежде всего, во второй половине XIX века российским историком Н. Г. Устряловым были обнародованы документы, согласно которым уже после вынесения приговора царевича Алексея подвергли страшным мучениям, очевидно желая выяснить какие-то дополнительные обстоятельства дела. Не исключено, что палач переусердствовал и его действия стали причиной неожиданной смерти.

Кроме того, имеются свидетельства причастных к следствию лиц, утверждавших, что, находясь в крепости, царевич был тайно убит по приказу отца, не желавшего публичной казнью компрометировать фамилию Романовых. Такой вариант вполне вероятен, но дело в том, что их показания крайне противоречивы в деталях, а следовательно, не могут быть приняты на веру.

Кстати, в конце XIX века широкую известность в России получило письмо, якобы написанное непосредственным участником тех событий графом А. И. Румянцевым и адресованное видному государственному деятелю петровской эпохи − В. Н. Татищеву. В нем автор подробно рассказывает о насильственной смерти царевича от рук тюремщиков, выполнявших приказ государя. Однако после проведения надлежащей экспертизы было установлено, что этот документ является подделкой.

И, наконец, существует еще одна версия происшедшего. Согласно некоторым сведениям царевич Алексей в течение длительного времени страдал туберкулезом. Не исключено, что переживания, вызванные судом и вынесенным ему смертным приговором, спровоцировали резкое обострение болезни, ставшей причиной скоропостижной кончины. Однако и этот вариант происшедшего не имеет под собой убедительных доказательств.

Опала и последующая реабилитация

Похоронили Алексея в соборе той самой Петропавловской крепости, первым узником которой ему довелось стать. На погребении лично присутствовал государь Петр Алексеевич, желавший убедиться в том, что тело ненавистного ему сына поглотила земля. Им же вскоре было выпущено несколько манифестов, осуждавших покойного, а Новгородский архиепископ Феофан (Прокопович) написал обращение ко всем россиянам, в котором оправдывал действия царя.

Царь Петр 2

Имя опального царевича было предано забвению и не упоминалось вплоть до 1727 года, когда волею судьбы на российский престол взошел его сын, ставший императором России − Петром II. Придя к власти, этот юноша (ему тогда едва исполнилось 12 лет) полностью реабилитировал отца, приказав изъять из оборота все компрометирующие его статьи и манифесты. Что же касается сочинения архиепископа Феофана, изданного в свое время под названием «Правда воли монаршей», то и оно было объявлено злостной крамолой.

Реальные события глазами художников

Образ царевича Алексея нашел свое отражение в творчестве многих отечественных деятелей искусства. Достаточно вспомнить имена писателей − Д. С. Мережковского, Д. Л. Мордовцева, А. Н. Толстого, а также художника Н. Н. Ге, о котором уже упоминалось выше. Он создал портрет царевича Алексея Петровича, полный драматизма и исторической правды. Но одним из его наиболее ярких воплощений стала роль, сыгранная Николаем Черкасовым в фильме «Петр Первый», поставленном выдающимся советским режиссером В. М. Петровым.

В нем этот исторический персонаж предстает как символ ушедшего века и глубоко консервативных сил, препятствовавших осуществлению прогрессивных реформ, а также опасности, исходящей от зарубежных держав. Подобная трактовка образа вполне соответствовала официальной советской историографии, его смерть была представлена актом справедливого возмездия.