Збигнев Бжезинский: биография, личная жизнь, карьера

Збигнев Казимеж Бжезинский – консервативный советник по национальной безопасности в администрации президента Соединенных Штатов Джимми Картера в бурные годы иранского кризиса и советского вторжения в Афганистан в конце 70-x годов прошлого века. Он является автором многих работ, в т. ч. книги 1997 г. о господстве Америки и ее геостратегических императивах «Великая шахматная доска».

Збигнев Бжезинский, как и его предшественник Генри Киссинджер, был иммигрантом, имевшим значительное влияние на глобальную политику как до, так и после своего официального назначения в Белый дом. В эссе, интервью и телевизионных выступлениях он внимательно следил за работой шести администраций, в т. ч. Дональда Трампа, выборы которого он не поддержал и чья внешняя политика, по его мнению, была непоследовательной.

Политическое влияние

Збигнев Бжезинский номинально был демократом. Его взгляды заставляли его высказываться, например, против «жадности» американской системы, которая усугубляла неравенство. Он был одним из немногих экспертов в области внешней политики, выступавших против вторжения в Ирак в 2003 г.

Но в одном отношении – жесткой ненависти к CCCP – он находился правее многих республиканцев, в т. ч. Киссинджера и Никсона. В течение четырех лет работы под руководством Картера, начиная с 1977 г., Бжезинский стремился во что бы то ни стало сорвать экспансионизм Советов, что во многом определяло американскую внешнюю политику. Он поддерживал выделение миллиардов долларов военной помощи исламским борцам с вторжением советских войск в Афганистан. Он молчаливо поощрял Китай поддерживать кровавый режим Пол Пота в Камбодже, чтобы просоветский Вьетнам не захватил эту страну.

В 1979 г. Бжезинскому удалось отложить реализацию соглашения o сокращении стратегических вооружений OCB-2, выдвинув обвинения о вмешательстве Советского Союза в Африке, на Кубе и во Вьетнаме. А когда в конце того же года CCCP оккупировал Афганистан, OCB-2 исчез из американо-советской повестки дня.

Джимми Картер награждает Бжезинского Медалью свободы в январе 1981 г.

Отношения с госсекретарем

Збигнев Бжезинский, потомок польских аристократов, был серьезной и даже пугающей фигурой с проницательными глазами и сильным польским акцентом. Белый дом быстро понял, что у него острые локти. Он умел стать центром внимания и вытеснял официального представителя правительства США по внешней политике Сайруса Вэнса, провоцируя конфликты, которые привели к отставке последнего.

Госсекретарь одобрял политику трехстороннего баланса власти между США, Китаем и Советским Союзом, которую проводили Никсон и Киссинджер, а Бжезинский презирал такую ​​«акробатику». Вместо этого он выступал за умышленное «стратегическое ухудшение» отношений с Москвой и сближение с Китаем.

Внешнеполитические инициативы

Бжезинский бомбардировал Картера записками, пока в мае 1978 г., вопреки сопротивлению Госдепартамента, не получил разрешение отправиться в Пекин, чтобы начать переговоры, которые через 7 месяцев привели к установлению полных дипломатических отношений между двумя государствами. Сразу после поездки он появился на телешоу Meet the Press, где резко критиковал Советский Союз. Вэнс назвал его выступление безответственной болтовней.

Збигнев Бжезинский также являлся главным инициатором миссии по спасению американских заложников, захваченных революционными силами аятоллы Рухоллы Хомейни после свержения шаха Ирана Мухаммеда Реза Пехлеви. Эта экспедиция через пустыню в апреле 1980 года унесла 8 жизней, так и не добравшись до Тегерана. Вэнс был проинформирован о миссии всего за несколько дней до ее начала. Это была последняя капля: он ушел, как он выразился, ошеломленный и злой.

Збигнев Бжезинский и Сайрус Вэнс

Обоснование Бжезинским попытки спасения было связано с его озабоченностью советским влиянием. По его мнению, освобождение заложников посредством экономических и дипломатических мер сблизит Иран и СССР, хотя многие думали, что такой результат был крайне маловероятен, учитывая фундаментализм священнослужителей, руководивших страной. Кроме того, по его словам, успех операции мог дать Соединенным Штатам стимул, в котором страна нуждалась уже 20 лет (он ссылался на войну во Вьетнаме).

Борец с советской угрозой

Агрессия СССР на Ближнем Востоке, в Латинской Америке, Африке и Азии не была плодом воображения Бжезинского. Но его строгая приверженность идеям, в которых практически каждый вопрос сводился к угрозе советского господства, был примечателен даже в те напряженные времена, когда многие из внешнеполитического истеблишмента пришли к выводу о том, что разрядка – общее ослабление геополитической напряженности между СССР и США – является лучшим курсом.

Как ученый, он был склонен полагать, что любое несогласие теории с реальностью указывает на ошибку со стороны действительности. Например, в книге Збигнева Бжезинского «Идеология и власть в советской политике» (1962 г.) он утверждал, что коммунистический блок «не раскололся и вряд ли расколется», хотя Пекин и Москва уже фактически разорвали отношения.

С распадом CCCP Бжезинский допустил, что для Соединенных штатов разумнее было бы, хотя и осторожно, сотрудничать c Россией, a c Китаем «поддерживать глобальную стабильность». И хотя он осуждал вмешательство Российской Федерации в выборы в Соединенных Штатах и других странах, по его мнению, по сравнению с проблемами, потрясшими западные общества, его последствия были незначительными.

Кроме идеологических, у Бжезинского были личные и исторические причины ненавидеть Советский Союз.

Збигнев Бжезинский и Лех Валенса

Ранняя биография

Збигнев Бжезинский родился 28.03.1928 в Варшаве в семье дипломата. Его отец Тадеуш с семьей по службе находился во Франции, а в 1930 годах – в Германии. К счастью, накануне войны они переехали в Канаду. После захвата Польши советскими войсками Тадеуш ушел в отставку и домой не вернулся.

Высшее образование Збигнев Бжезинский получил в Университете Макгилла в Монреале, который он закончил в 1949 г. Там же в следующем году он получил степень магистра. Затем Бжезинский поступил в Гарвард, в 1953 г. получил диплом по политологии и остался там работать ассистентом с перспективой занять должность преподавателя. Но когда в 1959 году вакансию, на которую он претендовал, занял Киссинджер, Збигнев перешел в Колумбийский университет.

Политическая ориентация

Бжезинский не всегда придерживался одной точки зрения, он менял ее в зависимости от ситуации. Когда его назначили в Совет по планированию политики Госдепартамента в 1966 г., он стал откровенным защитником участия Соединенных Штатов во Вьетнамском конфликте.

В 1968 году, после бурных антивоенных протестов в Колумбии и в других местах, он написал в «Новой республике», что студентам не следует позволять снова протестовать под тем же руководством, подразумевая, что лидеров нужно судить и заключить в тюрьму. Он писал, что если их нельзя устранить физически, то можно хотя бы выслать из страны.

Но тогда же Бжезинский покинул Совет по планированию, протестуя против расширения военных действий в Индокитае во время президента Джонсона.

Затем он стал внешнеполитическим советником вице-президента Хамфри, который в своей президентской кампании защищал экспансию.

Знакомство с Картером

Связь Бжезинского с Джимми Картером развивалась через Трехстороннюю комиссию – группу Дэвида Рокфеллера, созданную в 1973 г. в качестве форума лидеров Западной Европы, Японии и Северной Америки, на котором рассматривались проблемы, стоящие перед развитыми странами. Збигнев был первым директором комиссии. В 1974 г. он пригласил Картера, который в то время был губернатором Джорджии и восходящей звездой демократической партии, стать ее членом. Два года спустя Картер стал кандидатом на пост президента США и сделал Бжезинского своим советником по иностранным делам.

Бжезинский с президентом Картером

Влияние на внешнюю политику

С начала пребывания на посту советника президента США по национальной безопасности Збигнев Бжезинский взял инициативу в свои руки. Он оставил за собой право давать Картеру ежедневную разведывательную сводку, хотя раньше это было прерогативой ЦРУ. Он часто звал журналистов в свой офис на «эксклюзивные» брифинги, на которых излагал собственное видение событий, что раздражало Вэнса.

Хотя его фамильярно звали Збиг, и он был очень общительным, Бжезинский быстро ставил на место журналистов, которые осмеливались бросать вызов его идеям. «Я просто отрежу тебе голову», – сказал он репортеру после одной такой реплики.

Геополитические воззрения

В 1983 г. Збигнев Бжезинский опубликовал мемуары «Власть и принцип» о годах, проведенных в Белом доме. Он упомянул ряд политических задач, которые выходили за рамки сдерживания Советского Союза. Во-первых, он считал важным усилить идеологическое воздействие США на мир, чтобы страна снова стала «носителем надежды» и «волной будущего». Также он намеревался восстановить привлекательность Соединенных Штатов для развивающихся стран путем улучшения экономических отношений, признав, что уделял слишком много внимания государствам, находившимся под угрозой захвата СССР или Кубы.

B книге «Великая шахматная доска» Збигнев Бжезинский писал, что крайне важно, чтобы ни один из евразийских претендентов не мог доминировать в Евразии, оспаривая глобальное превосходство США. Большая часть его анализа связана с геостратегией в Центральной Азии, на использовании власти на постсоветском пространстве.

Збигнев Бжезинский за игрой в шахматы

Оценка войны в Ираке

Выступая против вторжения в Ирак, Бжезинский предсказал, что Америка, которая решит действовать самостоятельно, будет одна нести военные расходы и бремя последствий войны, не говоря уже о широко растущей враждебности за рубежом.

B работе «Второй шанс: три президента и кризис американской сверхдержавы», опубликованный в 2007 году, он оценил последствия войны в Персидском заливе и подверг критике администрации Буша, Клинтона и Буша-младшего за то, что они не воспользовались возможностями для Соединенных Штатов в то время, когда была разрушена Берлинская стена в 1989 году. Особенно катастрофической он считал деятельность последнего из них. И в президентской кампании 2008 г. он полностью поддержал Барака Обаму.

Стабильность США – залог стабильности всего мира

Четыре года спустя он вновь оценил глобальное положение Соединенных Штатов в «Стратегическом видении: Америка и кризис мировой державы». Он утверждал, что удержание американского влияния за рубежом имеет жизненно важное значение для глобальной стабильности, но оно будет зависеть от способности укрепить «социальный консенсус и демократическую стабильность» дома. Существенным для этих целей, писал он, было бы сокращение разрыва в зияющих доходах между самыми богатыми и остальными людьми, реструктуризация финансовой системы, чтобы в ней не было больше жадных спекулянтов с Уолл-стрит, и разумный ответ на изменение климата.

Политолог Збигнев Бжезинский

По его мнению, Соединенные Штаты находятся в упадке, не желая или не умея защитить государства, которые раньше по национальным интересам или доктринальным причинам считали достойными своего участия. Это может привести к затяжной фазе довольно неубедительных и несколько хаотических перестроек как глобальной, так и региональной власти, без очевидных победителей, но с большим числом проигравших.

Личная жизнь

Збигнев Бжезинский жил в Вашингтоне и в Норт-Ист-Харборе. Он был женат на скульпторе Эмили Бенеш чешско-американского происхождения. Она родила ему двух сыновей: Марка, который стал адвокатом и был послом в Швеции при президенте Бараке Обаме, и Яна, чья карьера включала должность заместителя помощника министра обороны. Все дети Збигнева Бжезинского пережили своего отца. Также у него остался брат Лех и пятеро внуков.

До своей смерти Бжезинский преподавал в Университете Джона Хопкинса, комментировал на телеканалах ABC News и PBS, был сотрудником Центра стратегических и международных исследований.

Бжезинский умер в возрасте 89 лет 26.05.17 в Фолс-Черче (Виргиния, США).

Семья Бжезинских

Человек со своим мнением

Бжезинский был человеком, у которого всегда было свое мнение и безграничное стремление поделиться им. Однажды в 1994 г. он даже выдвинул своего рода «программу разоружения» для решения проблемы ничьих в финале Чемпионата мира по футболу. Спортивный редактор The Times приводит следующую цитату Збигнева Бжезинского: «В случае ничьей игру следует продолжить в дополнительное время, но с 9 игроками с каждой стороны без двоих защитников в каждой команде. Это увеличивает вероятность гола и делает упор на наступательную игру. Если после 10 минут игры счет останется прежним, игра должна продолжаться после удаления четырех защитников в каждой команде».