В философии индукция - это логический переход от частного к общему. Дедукция и индукция

Логические умозаключения часто становятся субъектом философской рефлексии, особенно когда речь идет о гносеологии. Это произошло с такими типами познания, как индукция и дедукция. Оба эти метода являются средством получения информации и новых знаний. Просто философы понимают под индукцией логический переход от частного к общему, а под дедукцией – искусство выводить умозаключения из теоретических положений. Однако не стоит считать, что оба эти метода являются противоположностями.

в философии индукция это

Конечно, когда Фрэнсис Бэкон сказал свою знаменитую фразу о том, что знание является силой, он имел в виду именно потенцию индукции. Но и второй метод не стоит недооценивать. В современном понимании дедукция имеет скорее контрольный характер и помогает верифицировать гипотезы, получаемые с помощью индукции.

В чем отличие?

Метод дедукции и индукции в философии связан с логикой, но при этом речь идет о двух разных видах умозаключений. Когда мы идем от одной посылки к другой, а потом к выводам, то истинность последних зависит от правильности наших первоначальных оснований. Так выглядит дедукция. Она опирается на четкость и необходимость логических законов. Если же речь идет об индукции, то в этом случае умозаключения исходят вначале из фактов – материальных, психологических, юридических и так далее. В таких выводах меньше формального характера, чем в дедуктивных. Поэтому связи между фактами, которые следуют из этих заключений, являются вероятностными (или же гипотетическими). Они нуждаются в дальнейшей проверке и верификации.Дедукция и индукция

Как появилось понятие «индукция» в философии

Английский мыслитель Фрэнсис Бэкон, анализируя состояние современной ему науки, счел его плачевным в связи с отсутствием необходимого метода. Он предложил его в своем труде «Новый Органон» для замены правил логики, предложенных Аристотелем. Бэкон счел, что на пути познания стоят четыре препятствия, которые он назвал идолами. Это примешивание к познанию человеческой природы, индивидуальная субъективность, неверная терминология и ложные представления, исходящие из аксиом или авторитетов прошлого. С точки зрения английского ученого, настоящее знание может проистекать только из обобщения чувственного опыта. Так появилась индукция в философии.

Примеры ее применения приводит тот же Фрэнсис Бэкон. Если мы наблюдаем за сиренью каждый год и видим, что она белая, значит, в этом саду все данные деревья цветут только одним цветом. То есть, наши выводы основаны на предположении, что если эксперимент дает нам такие-то данные, то так будет происходить и во всех подобных случаях.Логический переход от частного к общему

Чем опасен односторонний метод

Выводы в индуктивных умозаключениях могут быть ошибочными. И если мы постоянно будем на них опираться и не проверять их дедуктивными, то можем удалиться от реального значения связи между фактами. А разве в своей жизни мы не руководствуемся – подсознательно и односторонне – только индуктивными умозаключениями? Например, в данных обстоятельствах мы всегда применяли такой-то подход к решению проблемы, и это приносило нам успех. Значит, мы и дальше будем действовать таким образом, ничего не меняя. Но ведь наш опыт – это не факты, а всего лишь наше представление о них. Но часто мы относимся к своим понятиям как к неким аксиомам. Это приводит к неверным выводам.

Почему индукция несовершенна

Хотя этот метод в свое время выглядел очень революционным, как мы видим, нельзя основываться только на нем. Теперь пришло время поговорить о том, что такое индукция полная и неполная индукция. Философия предлагает нам следующие определения.

Полная индукция – это идеальная ситуация, когда мы имеем дело с определенным числом частных случаев, которые исчерпывают все возможные варианты. Это значит, что мы собрали все факты, убедились, что их количество конечно, и на этой основе мы доказываем свое утверждение. Неполная же индукция встречается намного чаще. Из наблюдения за отдельными фактами мы делаем некие гипотетические выводы. Но поскольку нам неизвестно, во всех ли частных случаях будет один и тот же результат, то мы должны понять, что наше заключение носит только вероятностный характер и нуждается в проверке. Именно поэтому нам постоянно следует критически оценивать наш опыт и дополнять его новой информацией.

Индукция в философии примеры

Модель, ограничивающая познание

Индукция в философии – это намеренное упрощение сложных структур для создания понятной картины мира. Когда мы наблюдаем за разными явлениями, мы их обобщаем. Из этого мы делаем выводы о связях между феноменами и складываем из них единую картину. Она позволяет нам делать выбор и расставлять приоритеты, определять, что для нас важно, а что нет. Но если мы утратим контроль над ситуацией и станем подменять факты собственным мнением о них, то неизбежно станем подгонять все, что мы видим, под себя. Таким образом, наличие одной только индукции ограничивает познание. Ведь как правило, она является неполной. Поэтому практически все универсальные обобщения, сделанные с ее помощью, предполагают возможность исключений.Метод дедукции и индукции в философии

Как следует пользоваться индукцией

Нам нужно понимать, что применение только одного этого метода подменяет многообразие мира упрощенными моделями. Это дает нам в руки своего рода оружие против ограничений, которыми чревата в философии индукция. Это понимание часто обосновывается тезисом о том, что не существует универсальных теорий. Еще Карл Поппер говорил о том, что любая концепция либо может быть признана фальсифицированной, и поэтому ее следует отвергнуть, либо она еще недостаточно проверена и поэтому мы еще не доказали, что она неверна.

Другой мыслитель, Нассим Талеб, подкрепляет этот аргумент замечанием о том, что любое огромное количество белых лебедей не дает нам права заявлять о том, что все эти птицы одного цвета. Почему? А потому что достаточно одного черного лебедя, чтобы разбить ваши выводы в пух и прах. Индукция, таким образом, помогает нам обобщать информацию, но при этом формирует в нашем мозгу стереотипы. Они тоже нужны, но пользоваться ими мы можем до тех пор, пока не появляется хоть один факт, который опровергает наше умозаключение. И когда мы это видим, то не стоит подгонять его под свою теорию, а искать новую концепцию.

Индукция полная и неполная индукция философия

Дедукция

Рассмотрим теперь второй метод познания, его плюсы и минусы. Само слово «дедукция» означает выведение, логическую связь. Это переход от широкого познания к конкретной информации. Если в философии индукция – это получение общих суждений, основанных на эмпирическом знании, то дедукция исходит из информации и связей между фактами, которые уже являются доказанными, то есть существующими. Это значит, что она имеет более высокую степень достоверности. Поэтому ее часто применяют для доказательства математических теорем. Основоположником дедукции является Аристотель, который расписал этот метод как цепь умозаключений, называемую еще силлогистикой, где заключение получается из посылок по четким формальным правилам.

Дедукция и индукция – Бэкон против Аристотеля

В истории философии эти два метода познания постоянно противопоставляли. Аристотель, кстати, первым описал также и индукцию, но назвал ее диалектикой. Он заявил, что выводы, полученные таким образом, противоположны аналитическим. Бэкон, как мы уже видели, предпочитал индукцию. Он разработал несколько правил получения знаний с использованием этого метода. Причинно-следственные связи между разными явлениями, с его точки зрения, можно установить путем аналогии различия, сходства, остатков, а также наличия сопутствующих изменений. Абсолютизировав роль эксперимента, Бэкон заявил, что в философии индукция – это универсальный метод гносеологии. Как, собственно, и в любой науке. Однако рационализм восемнадцатого века и развитие теоретической математики поставили под сомнение его выводы.

Выводы в индуктивных умозаключениях

Декарт и Лейбниц

Эти философы из Франции и Германии вернули былой интерес к дедуктивному методу. Декарт поставил вопрос о достоверности. Он заявил, что математические аксиомы являются очевидными положениями, не требующими доказательств. Следовательно, они достоверны. Поэтому если соблюдать правила логики, то и выводы из них тоже будут истинными. Поэтому дедукция будет хорошим научным методом, если соблюдать несколько простых правил. Нужно исходить только из доказанного и проверенного, расчленять проблему на составные части, переходить от простого к сложному и не быть односторонним, а проверять все подробности.

Лейбниц же утверждал, что дедукция может быть использована и в других отраслях наук. Даже те исследования, которые производятся на основании опытов, говорил он, в будущем станут производиться с карандашом в руках и с использованием универсальных символов. Дедукция и индукция, таким образом, в девятнадцатом веке разделили ученых на две партии, которые были сторонниками или противниками того или другого метода.

Современная гносеология

Умение логически рассуждать и основывать свои познания на фактах, а не на предположениях, ценилось не только в прошлом. Оно всегда пригодится и в нашем с вами мире. Современные мыслители считают, что в философии индукция – это аргументация, построенная на степени вероятности. Ее методы применяются в зависимости от того, насколько они подходят для решения стоящей перед вами задачи.

В практической жизни это выглядит так. Если вы захотели поехать в какой-то отель, то начинаете смотреть о нем отзывы и видите, что у гостиницы высокий рейтинг. Это индуктивный аргумент. Но для окончательного решения, вам надо понять, хватит ли у вас бюджета на такой отдых, понравится ли лично вам жить там и насколько объективными были оценки. То есть, вам понадобится дополнительная информация.

Дедукция же применяется в тех случаях, когда можно применять так называемый критерий валидности. Например, ваш отпуск возможен только в сентябре. Отель с высоким рейтингом закрывается в августе, а вот другая гостиница работает до октября. Ответ очевиден – вы можете поехать отдыхать только туда, где это можно сделать осенью. Так пользуются дедукцией не только в философии, но и в повседневной жизни.