Диоген Лаэртский: великий историк или вольнодумец?

В данной статье приводится краткий анализ исторического труда Диогена Лаэртского, известного как «О жизни, учениях и изречениях великих философов».

Загадочная личность

В истории можно найти немало примеров, когда все неоднозначно, малопонятно. Когда вопросов и загадок куда больше, чем ответов. Не стала исключением и эта историческая личность. Ирония заключается в том, что этот человек посвятил свою жизнь сбору сведений из биографий других людей, но сам при этом остался практически неизвестным для потомков.

Диоген Лаэртский - писатель и историк, чьи труды являются спорными и неоднозначными. Сложность заключается в том, что не сохранилось точной датировки его жизни. Также неизвестно и точное место проживания. Даже имя его, скорее всего, не настоящее, а творческий псевдоним, который он заимствовал из древнегреческого эпоса. Такая обрывочность сведений не даёт возможности для более детального описания данной исторической личности. Поэтому остановимся лишь на скудных фактах биографии Диогена Лаэртского.

диоген лаэртский

Историки считают, что этот позднеантичный писатель жил примерно в конце второго – первой половине третьего веков нашей эры. Место проживания - это, скорее всего, киликийский город Лаэрта. Вот, пожалуй и все, что известно.

Отношение исследователей к его трудам

Название труда этого древнегреческого историка также не сохранилось. За основу берётся рукопись 1759 года, найденная в Париже. В ней сей труд значится как «Жизнеописание и мысли Диогена Лаэртского».

Компиляция различных разрозненных фактов, иногда анекдотичных не позволяет неискушённому читателю сразу понять: где правда, а где художественный вымысел. Труды Диогена изобилуют различными ссылками на компетентные источники, видимо, тем самым автор пытается показать свою просвещённость. Структура повествования получается смазанной и бессистемной. Этот древнегреческий историк настолько перегружал цитатами свои труды, что они нередко объединялись у описываемого им философа, и в результате взгляды противоборствующих школ могли органично вылиться в одно учение.

Скорее всего, ему просто не хватало самодисциплины, но, судя по всему, писатель не сильно переживал по этому поводу. Хотя в защиту Диогена Лаэртского необходимо заметить, что биографии таких мыслителей, как Эмпедокл, Пифагор, и сведения о школе стоиков вполне достоверны.

труды диогена

«Жизнеописание и мысли»

«О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов» - единственное произведение в 10 книгах Диогена Лаэртского. В нем на суд читателя предстает информация о древнегреческих философах от Фалеса до Эпикура. Произведение начинается с довольно сумбурных размышлений о том, откуда пошла философия. Нет, автор не сомневается в исключительности греков. Просто он пытается показать, что и у «варваров» были мудрецы: от кельтских друидов до индийских гимнастов. Хотя ближе всех он считает египетских жрецов. По его трактовке, они воспринимали мир шарообразным, поклонялись огню, так как он имеет космическое и творческое начало. Ещё древние египтяне развивали идею о переселении душ. То есть, после прочтения этого отрывка невольно напрашивается вывод о том, что не греки создали философию. Но утверждать это только на основании мнения древнегреческого историка также нельзя.

Попытка разделения философии греков смотрится довольно неуклюже: выделены не исторические периоды, а школы. И здесь Диоген терпит полное фиаско: слишком много путаницы и недоговорённости. Его попытка выделить философов от мудрецов ещё более забавна: Фалес - это не отец философии и создатель милетской школы. Нет. Он просто мудрец. Философом Фалес становится только в 8 книге Диогена Лаэртского. Даже Сократа и Платона он умудряется поместить в ионийскую школу. И таких разночтений можно встретить множество.

Порой складывается впечатление, что автор к философии имеет довольно поверхностное отношение. В своих произведениях древнегреческий историк не выражает каких-либо предпочтений представленным им школам или учениям. Компиляция фактов довольно произвольная и спутанная, у читателя может возникнуть даже разочарование от ценности представленных там сведений. Поэтому приходится быть златоискателем: золотое зёрнышко истины можно получить лишь просеяв горы нестыковок и малозначительных подробностей.

древнегреческий историк

Структура трактата

В первой книге уж очень Диоген Лаэртский акцентирует внимание на сведениях о мудрецах и очень явно противопоставляет им Пифагора. Причём древнегреческий историк не раскрывает сути их учений. Все сводится лишь к описанию их остроумия: кто и что сказал на ту или иную ситуацию. Со 2-й по 4-ю книгу повествование идёт о столпах ионийской школы, и неожиданно Сократ становится учеником Аркелая. Хотя вся Греция считала Сократа противником школы натурфилософии.

5, 6 и 7 книги - повествование об Аристотеле и Феофасте. Непонятно, что там делает школа стоиков, потому как все остальные учения эпохи раннего эллинизма (эпикурейцы и скептики) полностью игнорируются.

В последних книгах путаница зашкаливает: автор переходит к классификации мыслителей, которых он охарактеризовал как «разрозненных». Вот и Гераклит Эфесский, который нигде не учился, неожиданно становится слушателем Ксенофанта - того, кто отрицал всякую динамичность бытия. И список нестыковок можно продолжать.

Диоген лаэртский биография

Заключение

Труды Диогена Лаэртского полны неточностей, несоответствий и явного литературного вымысла. По этой причине их невозможно классифицировать как надёжный источник. Однако сама подача материала с её хитросплетением малозначительных, но ярких деталей позволяет читателю окунуться в мир античной Греции.