Игорь Старый: биография, семья, годы правления, походы. Киевский князь Игорь Рюрикович

В летописных сводах X-XI веков сын легендарного князя Рюрика, Игорь, упоминается с добавлением слова Старый. Происходит это потому, что именно к нему возводят они начало династии русских князей Рюриковичей. Подобное наименование вошло в обиход, и широко использовалось историками более поздних времён. Не будем и мы отступать от установившейся традиции.

Игорь Старый

Краткое предисловие

Прежде чем начать разговор, следует отметить крайне важную деталь – обо всех событиях, в которых, так или иначе, принимал участие Игорь Старый, сегодня известно из ряда письменных памятников, часто противоречащих друг другу. Поэтому, ведя разговор о тех давно ушедших временах, принято следовать наиболее распространённой и общепринятой версии, и не следует удивляться, если она не во всём соответствует данным из каких-либо второстепенных источников.

Регент и попечитель юного князя

Как свидетельствует составитель «Повести временных лет» – летописец Нестор, после смерти легендарного князя Рюрика, последовавшей в 879 году, остался его малолетний сын и наследник Игорь, родившийся годом ранее. Поскольку по малолетству он ещё не мог приступить к княжению, то до его возмужания правление осуществлял родственник почившего правителя – князь Олег – тот самый, который вошёл в нашу историю с титулом Вещий. Он же был и ближайшим попечителем отрока.

Вскоре после обретения власти Олег подчиняет себе вольный, до той поры, Смоленск, а затем подступает со своей дружиной к Киеву. Летописец рассказывает, что киевских князей Аскольда и Дира он хитростью выманивает из укреплённого города, и убивает. Захватив таким образом власть, и желая придать ей легитимность, Олег указывает киевлянам на малолетнего Игоря как на законного наследника власти, себе же отводит роль некоего регента. В действительности же это было лукавством, поскольку власть он не выпустил из рук до самой смерти.

Женитьба князя Игоря

О том, как прошла юность князя Игоря ничего не известно, и в следующем отрывке летописец являет его читателю уже возмужавшим, однако, всё ещё не вышедшим из-под опеки Олега. Именно он приводит молодому князю невесту – совсем юную тринадцатилетнюю (а по некоторым источникам, вообще, десятилетнюю) псковитянку с необычайно поэтическим старославянским именем Прекраса.

Святослав Игоревич

Далее, Игорь Старый (которому тогда едва исполнилось 23 года), воспылав любовью, женится на юной красавице, но почему-то даёт своей невесте новое имя – Ольга. Объяснений этому его поступку может быть два – или это следствие сиюминутного каприза, или причина более серьёзная.

Вероятная родственница Вещего Олега

Дело в том, что Ольга – это скандинавское имя, являющееся производной формой от мужского имени Олег. Поэтому бытует предположение, что попечитель и временщик попросту сосватал наследнику свою родственницу, желая укрепить влияние на повзрослевшего юношу.

Так или иначе, но в историю России эта женщина вошла под именем княгини Ольги – первой русской христианки, причисленной к лику святых. Она же является бабкой крестителя Руси святого равноапостольного князя Владимира. Плодом её брака с князем Игорем стал сын Святослав Игоревич, унаследовавший власть, и ставший в отличие от своей матери жестоким гонителем христиан. Кроме Ольги у князя было много и других жён, но она всегда оставалась самой любимой.

Под бременем власти

В 912 году после неожиданной смерти своего опекуна, которую так поэтично воспел А. С. Пушкин, Игорь Старый обрёл, наконец, всю полноту власти. До этого времени он являлся самостоятельным правителем Киева лишь в 907 году, когда Олег оставлял его своим наместником во время похода в Византию, в ходе которого он овладел Царьградом и прибил на его вратах свой знаменитый щит.

князь игорь старый

Власть, ставшая достоянием ещё неопытного в правлении Игоря, принесла с собой немало забот. В частности, узнав о смерти Олега, взбунтовались и отказались платить ранее установленную дань племена древлян – восточнославянских народов, населявших в те годы территорию нынешнего украинского Полесья.

В результате князь Игорь Старый был вынужден, собрав дружину, идти усмирять бунтовщиков, что он и сделал в 913 году, а чтобы впредь было неповадно вольничать, обложил их данью, вдвое превышающей прежнюю.

Азиатское коварство и честолюбивые мечты

Следующим по хронологии военный поход был совершён князем против печенегов, впервые появившихся на Руси в 915 году. Направляясь в Византию для помощи ей в отражении нападения болгар, эти степные жители не имели в отношении подвластных Игорю земель агрессивных намерений, и князь согласился пропустить их. Однако, исполненный коварства, он ударил с тыла по их арьергарду, и в результате одержал довольно лёгкую победу, овладев имуществом и провиантом.

Это был успех, но разве он мог сравниться с той славой, которой покрыл себя его предшественник и опекун – Вещий Олег? Мысли об этом не покидали сознание честолюбивого и завистливого Игоря. Чтобы обессмертить своё имя, ему требовалось нечто, способное затмить прежние победы. Мечты о собственном щите на вратах Царьграда наполняли его жизнь. И в 941 году начинаются походы Игоря Старого на Византию. Их было два, каждый из которых по-своему интересен.

Морской поход на Византию

Первый поход князь осуществил морским путём, посадив на ладьи всё своё многочисленное войско. Сколько потребовалось этих небольших и весьма примитивных кораблей, чтобы двигаясь вдоль морского побережья от устья Днепра до Константинополя, перевести весьма значительное количество людей, доподлинно неизвестно. Нестор Летописец сообщает о 10 тыс. судов, европейские же источники говорят лишь о тысяче.

Правление Игоря Старого

В любом случае это была достаточно внушительная флотилия. На подходах к византийской столице ей удалось одержать ряд незначительных побед, но затем случилось непредвиденное. Защитниками города было применено против них совершенно неизвестное на Руси оружие, вошедшее в историю под названием греческого огня.

Молния, сошедшая с неба

Судя по оставшимся описаниям, это было некое подобие современного огнемёта. Суть его состояла в том, что при помощи специальных сифонов в направлении противника под давлением выбрасывалась струя горящей смеси, не гаснущей даже при попадании в воду. Из чего она состояла точно неизвестно, но ряд сохранившихся записей, а также лабораторные эксперименты дают основание полагать, что её компонентами были негашёная известь, сера и нефть.

Эффект от применения этого оружия был колоссальный. Мало того, что с его помощью отправилась на дно добрая половина княжеской флотилии, но и на оставшихся в живых вид летящего огня произвёл неизгладимое впечатление. Известно, что они в панике бежали, а вернувшись на родину, рассказывали о некоем чуде – молнии, сошедшей с неба и истребившей их воинство. Таким образом, первый византийский блин вышел у Игоря большим кровавым комом.

Армия мародёров

Значительно удачней сложился второй поход, который Игорь Старый предпринял в 944 году. Он принёс если не воинскую славу, то, во всяком случае, изрядную добычу. За год до этого у князя родился сын – Святослав Игоревич, и на время отсутствия отца он номинально считался правителем, хотя, разумеется, за него эти функции выполняла мать – княгиня Ольга.

Гибель Игоря Старого

В этот раз княжеское воинство было разделено на две части, одна из которых двигалась по суше, а другая, как и в прошлый раз, разместилась на ладьях. Чтобы достичь, наконец, желаемого триумфа, Игорь собрал под свои знамёна огромное количество ратников, в число которых входили представители всех племён, с которыми у него были налажены контакты. Желание безнаказанно пограбить и обогатиться за чужой счёт соединило в его рядах русичей, варягов, печенегов, кривичей, половцев и многих-многих других искателей лёгкой наживы.

Синица в клетке

Двигаясь вдоль побережья Чёрного моря по направлению к Византии, эта орда оставляла после себя мёртвую выжженную землю, и весть о творимых ею бесчинствах разносилась далеко по окрестным землям. Когда эти слухи достигли византийского императора Романа I Локапина, он пришёл в ужас, и счёл благоразумным попытаться как-то отвести беду от своего государства, тем более что иноземцы достигли уже к тому времени берегов Дуная.

С этой целью он выслал навстречу войску послов с дарами столь богатыми, что, посовещавшись, ратники решили не продолжать поход. В этом был свой резон – идти вперёд, и рисковать головой, чтобы умножить и без того богатую добычу, никто не хотел. В результате, вспомнив лишний раз, что лучше синица в клетке, чем журавль в небе, все повернули назад. К тому же синица им досталась хоть и не овеянная славой победы, но весьма тучная.

Поход к древлянам за данью

Возвратившись из похода, князь не подозревал, что жизни его уже подходит конец, и виной тому не старость, хотя ему минуло к тому времени 67 лет, а жадность, которая всегда составляла неотъемлемую часть его натуры. Однажды она его и погубила.

Внутренняя Политика Игоря Старого

Дело в том, что правление Игоря Старого держалось исключительно на силе его дружины, служившей ему опорой в борьбе с иными претендентами на власть, которых, как всегда, было немало. Поэтому для него являлось крайне важно поддерживать должные отношения с ратниками. И вот однажды среди них поднялось недовольство тем, что в дружине князя Свенельда – игорева воеводы, воины богаче одеты и лучше вооружены, чем они.

Не желая самому нести расходы, и в то же время, стараясь успокоить недовольных, он решил нагрянуть вместе с ними к древлянам и путём грабежа, совершаемого под видом сбора дани, решить проблему. Дружинники его охотно поддержали, и многочисленный отряд во главе с князем отправился к инородцам.

Гибель Игоря Старого

Поначалу всё шло именно так, как и было задумано. Дань собрали превеликую, и в предвкушении дележа отправились домой. Но тут в сердце князя зашевелилась змея, да пострашнее той, что ужалила когда-то Вещего Олега. Зовётся она жадностью, и сгубили её укусы несметное количество людей. Вот и Игорю запало на душу, что если вернуться с малым числом людей, да ещё пограбить, то и куш выйдет пожирнее, и делить его придётся на меньшее число ртов.

Не учёл он лишь того, что обязан знать каждый правитель – нельзя даже самых покорных людей доводить до крайности, иначе беда. Так и произошло, увидев князя, возвращающегося с малыми силами, и поняв его намерения, древляне взбунтовались. Перебив охрану, они предали князя лютой смерти – привязав за ноги к двум склонённым друг к другу елям, разорвали пополам. Так бесславно окончил свою жизнь киевский князь Игорь Старый, биография которого, почерпнутая из древних летописных сводов, легла в основу нашего рассказа.

Походы Игоря Старого

Заключение

В завершение отметим одну любопытную деталь – в «Повести временных лет» этот правитель дважды назван «князем-волком». Несомненно, что столь выразительный и очень меткий образ во многом передаёт его истинную сущность. Как внешняя, так и внутренняя политика Игоря Старого всегда преследовала цель собственного обогащения и прославления, и не была направлена на интересы государства. Характерно, что существительное волк, кроме своего прямого значения, в древности употреблялось для выражений таких понятий, как грабитель, вор и разбойник, каковым, по сути, и являлся Игорь Старый. Смерть стала достойным воздаянием за его дела.