Нурпаша Кулаев: биография, дата и место рождения, семья, захват школы в Беслане и приговор

Имя этого человека стало известно всей стране в сентябре 2004 года. Нурпаша Кулаев – единственный выживший террорист, участвовавший в захвате школы в Беслане. Ему чудом удалось избежать смерти и предстать перед судом. Как сейчас живется детоубийце и почему он до сих пор не признал себя виноватым?

Краткая биография

Родился 28 октября 1980 года в селе Энгеной, Чечня. В детстве ничем не отличался от сверстников. После окончания школы остался в селе, решив не продолжать учебу. Женился на местной девушке Жанне и вскоре стал отцом двоих детей. К уголовной ответственности не привлекался, был обычным жителем. До 2003 года не имел постоянной работы и проживал в селе.

Старший брат Ханпаша Кулаев в это время находился в Ингушетии. Туда вскоре перебрался и Нурпаша вместе с женой. Жили они в одном доме с боевиками, так как старший брат был членом банды Шамиля Басаева. Впрочем, до определенного момента гостя никто не трогал, так как он не был ваххабитом. Боевики не доверяли ему и не приобщали к своим делам.

Кулаев Нурпаша

В 2004 году Ханпаша снимает дом в станице Нестеровской и зовет брата помочь с ремонтом. Именно в это время оба Кулаева входят в банду Руслана Хучбарова. Начинается совсем другая жизнь: с июля боевики тренируются и готовятся к предстоящему теракту.

Захват школы

1 сентября 2004 года во дворе школы № 1 города Беслана раздались выстрелы. Несколько вооруженных людей загнали в здание всех, кто находился в этот день на праздничной линейке. Милиционеры, оказавшие сопротивление, были убиты и тяжело ранены. Эта информация моментально попадает в СМИ, но данные о заложниках поступают очень противоречивые: называется количество 120-350 человек. На самом деле оказалось, что их было больше тысячи. Среди боевиков замечены две женщины с поясами шахидов.

Через несколько часов в здании прогремел взрыв – подорвалась одна из смертниц. В это же время из окон на задний двор боевики выбрасывают тела взрослых мужчин, которые могли дать отпор. Около 20 человек, все застрелены. Первое требование захватчиков – переговоры с президентом Ингушетии и Северной Осетии, а также бывшим секретарем Совета безопасности РФ Владимиром Рушайло. Все это написано в записке, которую передают вместе с одной из заложниц. В ней же указан телефон для связи, но дозвониться по нему так и не удалось – были перепутаны цифры.

Заложники в спортзале

Сразу после захвата боевики приказали заложникам выбивать окна в школе. Они боялись повторения ситуации при штурме театрального центра на Дубровке. Хорошо проветриваемые помещения обеспечили им защиту от газа, который могли использовать российские силовики. Кроме того, они заявили о расстреле заложников в случае если отключат воду или электричество.

Спортзал

Более 1100 человек оказались в относительно небольшом помещении, где боевики начали устанавливать взрывные устройства. Они рассчитали все до мелочей – при малейшем подозрении на штурм сработала бы длинная цепь снарядов, и от школы осталась бы только гора кирпичей. Автоматы в руках и расстрел мужчин в первые часы показали, что ситуация крайне тяжелая. Власти продолжают утверждать, что в школе находится максимум 354 человека. Жители города выходят на акцию протеста с плакатами, на которых написано, что заложников в несколько раз больше. Создается штаб из чиновников Северной Осетии и прибывших на место российских генералов. Боевики отказываются брать еду и воду для заложников.

Спортзал после трагедии

2 сентября

Бывший президент Ингушетии Руслан Аушев договаривается с захватчиками и входит на территорию школы. Он выслушивает требования и уговаривает отпустить женщин с грудными детьми. В этот день он вывел из здания 26 человек. У боевиков было всего два требования: вывести войска из Чечни и признать ее независимость. Штаб пытается выйти на связь с Асланом Масхадовым и убедить его вступить в переговоры с захватчиками. По одним данным, он согласился с условием, что беспрепятственно пройдет в здание школы. По другим, он вовсе не выходил на связь.

3 сентября

Невыносимая жара и двое суток с поднятыми над головой руками делают свое дело: заложники теряют ощущение реальности и начинают перемещаться по спортзалу. Дети вынуждены пить свою мочу, чтобы не умереть от жажды. Обрывали и ели букеты, которые принесли в подарок учителям. Власти не идут на компромисс, и боевики начинают вести себя крайне агрессивно. Они уже не верят в то, что им удастся выбраться отсюда, и готовы пойти на крайние меры.

В 12 часов террористы разрешают забрать тела заложников, расстрелянных еще 1 сентября. Через час прогремел первый взрыв, следом за ним второй, после которого на спортзал обвалилась крыша. Принято решение штурмовать школу. Заложники пытаются выбраться из-под завалов и убежать. Боевики открывают по ним огонь, убито более 30 человек. По школе ведется прицельный огонь из разного оружия. В 14:00 в школу входит спецназ. Террористы пытаются вырваться из осажденного здания, но безуспешно. В 15 часам все заложники из спортзала выведены.

Начало штурма

В 17:00 местное население с боем вырывает из рук силовиков задержанного террориста и вершит над ним самосуд. Через час еще продолжается зачистка: боевики засели в школьной пристройке. За час до полуночи был убит последний террорист в подвале. Один из преступников попытался смешаться с толпой, но был захвачен. Им был Нурпаша Кулаев.

Жертвами этого захвата стали более 1100 человек. Из них 334 человека были убиты, в том числе 186 детей. 800 получили ранения.

Захват глазами Нурпаши Кулаева

1 сентября 2004 года он в составе группы боевиков ехал на задание: захват дома правительства. По дороге их обогнали на машине и приказали следовать к бесланской школе. Сам террорист объясняет захват учебного заведения как отводящий маневр, который поможет уйти Басаеву. На вопрос о том, почему он не остановился, когда узнал, что предстоит теракт в школе, Кулаев завял, что делал свое дело.

Нестыковки

В том, что захват школы был преднамеренным и долго готовился, стало понятно еще 1 сентября. По заверению очевидцев, боевики приехали на двух машинах, а в здании их уже ждала группа террористов. В момент, когда они подъехали к школе и открыли огонь, из окон стали раздаваться выстрелы. Всего в захвате участвовало 32 боевика, которые не смогли бы уместиться в двух машинах и привезти огромный запас оружия и взрывчатки.

Боевик Кулаев

Но у Нурпаши Абуркашевича Кулаева другая версия. Куда ехать, они не знали, дорогу показал взятый в плен милиционер. Далее, по его словам, все происходило совсем не так, как гласит официальная версия.

Прибыв на место, боевики поняли, что им предстоит брать в заложники женщин и детей. Между ними начались ожесточенные споры: напротив было здание МВД, и часть террористов предлагала захватить именного его. После того как люди были заперты в спортзале, главарь по кличке «Полковник» взорвал двух смертниц и застрелил одного из членов банды, так как те были возмущены действиями боевиков.

Нурпаши Кулаев уверяет, что сам ни в кого не стрелял и на его руках нет крови. Также он утверждает, что взрывы в спортзале начались по вине спецслужб. Снайпер убил боевика, который стоял на кнопке, это спровоцировало начало штурма и гибель заложников. В это время Нурпаша как раз подходил к спортзалу и слышал, как «Полковник» кричал кому-то в трубку о том, что начался штурм. Кулаев вернулся на свой пост в столовую и выпрыгнул в окно. Но сбежать не удалось.

Террорист Кулаев

Суд

Нурпаша Кулаев осужден по нескольким статьям, ему вынесен смертный приговор, который был заменен на пожизненное заключение в колонии особого режима. На протяжении всего времени в зал не пускали мужчин, так как боялись самосуда над боевиком. После оглашения приговора заключенный некоторое время сидел в колонии на острове Огненный, но потом его перевели в одну из самых страшных тюрем в России «Полярную сову». Там преступнику предстояло разделить камеру с «битцевским маньяком» Александром Пичушкиным. Но два злодея не смогли ужиться, и Кулаева перевели, так как сосед угрожал ему убийством. Даже такой лютый маньяк не мог терпеть рядом террориста.

Спустя годы

В тюрьме Нурпаша Кулаев узнал, что такое каша и макароны. Но он не жалуется на условия содержания и не говорит о том, что смертная казнь была бы лучшей участью. Он любит жизнь и готов еще 1000 лет сидеть в колонии. Единственное, что его огорчает – семья. У Нурпаши Кулаева жена и двое сыновей, которые любят и ждут его домой. Несмотря на то что прошло уже больше 10 лет с момента его пребывания в тюрьме и он может ходить на свидания с родственниками, Кулаев отказывается от посещений. Письма к нему иногда не доходят, но послания от родных, чьи близкие люди погибли во время теракта, он получил.

Кулаев читает письма

Сейчас фото Нурпаши Кулаева почти не появляется в СМИ, и вспоминают о нем только в годовщину трагедии. Сам он раскаивается в том, что принимал участие в захвате и сожалеет, что столько горя принес жителям небольшого осетинского городка. Кулаев все еще не теряет надежду, что однажды окажется на свободе.