Теория официальной народности - правильный путь для царской России?

Теория официальной народности вошла в отечественную историографическую и литературную мысль, как пример крайне консервативного представления о государственной политике. Откровенно говоря, такой взгляд на нее был вполне обоснован. Середина XIX века (и в частности период правления Николая II) в России отметился высокой степенью реакционности и противодействия западноевропейским веяниям демократизации, ограничения монархической власти и так далее. Показательно в этой связи, например, прозвище Николая II, которого называли жандармом Европы.теория официальной народности

Теория официальной народности как реакция на просвещение

Уже самое начало правления нового императора было отмечено военными беспорядками и попыткой свершения государственного переворота. Речь идет, конечно же, о восстании декабристов 14 декабря 1825 года, в день, когда свежеиспеченный царь принимал присягу перед сенаторами и вступал в свои августейшие права. Попытка переворота провалилась, да и не стала чем-то значительным, если ее рассматривать как отдельный факт. Однако она стала весьма показательной: необходимость широкомасштабных реформ в государстве стала очевидной уже даже для светских аристократов и офицеров армии. В Европе уже давным-давно было упразднено прикрепление крестьян к земле, проведены процессы огораживания и приняты другие стимулы, способствующие промышленному развитию, формированию капиталистических отношений, новых социальных слоев (в первую очередь рабочего класса и буржуазии). На фоне всего этого прогресса в западных государствах Российская империя все больше тормозила свое развитие пережитками феодальных отношений, натурального хозяйства и неповоротливого государственного аппарата. Такое общество все меньше соответствовало реалиям современности. Еще более яркими примерами такого отстающего развития были Турция и Иран. Государства, еще не так автор теории официальной народностидавно наводившие страх на всю Европу, османские султаны, расширяющие свои владения, двести лет назад в качестве агрессора осаждавшие Вену. А теперь, на протяжении всего XIX века, все стремительнее превращавшиеся в зависимые полуколонии западных капиталистов. Подобная судьба могла ждать и наше отечество. Тем более что реакционные силы в самом царском правительстве этому способствовали. Среди прочего, ярким примером тому является и теория официальной народности. Она появилась как раз после первых раскрытых тайных обществ и пресловутого восстания декабристов – в начале тридцатых годов. Автор теории официальной народности, тогдашний министр народного просвещения Сергей Уваров предложил самодержцу руководствоваться тремя основными принципами в своей внутренней политике: самодержавие, народность и православие. Предполагалось, что эти три принципа способны сплотить вокруг себя русский народ, так как являются его древней и исторически сложившейся традиционной основой. Идеи французской революции илитеория официальной народности уварова теории европейских мыслителей вроде общественного договора рассматривались как вредные. Теория официальной народности выдвигала самодержавие неотъемлемым постулатом. То есть абсолютную монархическую власть в стране и безупречное доверие народа действующему царю и его гению. Разумеется, теория официальной народности Уварова, направленная на консервацию сложившейся ситуации любой ценой, вызвала резкое неприятие со стороны прогрессивной общественности, что привело к знаменитым общественным дискуссиям славянофилов и западников о необходимом для России особого пути. А также печально известных ссылках и казематах пушкинской эпохи.