Истина - это что? Момент истины. Проблема истины

В довольно старом детском фильме герои хором пели песенку, в припеве которой была строчка: «Правда, но не истина». Вряд ли режиссер фильма хотел обратить внимание подрастающего поколения на нетождественность понятий объективной и субъективной реальности. Но тем не менее, эта строчка из детской песенки действительно довольно точно передает суть многовековых философских дискуссий. Правда и истина – это вещи разные. Главное – разобраться, в чем именно их отличие.

Правда и истина

Правда – это то, что не ложь. То есть если, озвучивая какое-то утверждение, человек полагает его соответствующим действительности, значит, это правда. Алкоголик, уверяющий, что видит летающего над холодильником синего ежа, говорит правду. Подсудимый, утверждающий, что это голоса в голове велели ему забыть о слесарном деле и перейти на гоп-стоп, с большой вероятностью врет.

Истиной же эти утверждения не являются по той простой причине, что и синий еж, и разговорчивые инопланетяне существуют только в воображении рассказчиков, а не в реальности. А истина – это объективная реальность.

Истина и осознание истины

Человек может знать истину, может не знать ее, понимать или не понимать, это ничего не меняет. Два плюс два равно четырем вне зависимости от того, умеют ли люди считать и есть ли сами люди, которых можно обучать счету. Земля вращается вокруг Солнца, и не имеет значения, согласны ли люди с концепцией гелиоцентричности.

Пожалуй, антонимом слову «истина» будет «ошибка», «искажение».

истина этоЭто понятие очень легко иллюстрировать простыми и наглядными примерами. Солнце встает на востоке, вода течет всегда вниз, для проезда в метро нужен жетончик. Подобные простые истины отлично поясняют, что такое согласие интеллекта с реальностью. Сложнее, когда речь идет об отвлеченных понятиях.

Абстрактная истина

Любые утверждения, касающиеся не практических свойств окружающей действительности, подтверждаемых эмпирическим путем, а объектов абстрактно-эфемерных, по сути непроверяемы. В этом и состоит проблема истины в философии. Если Ньютон мог доказать истинность своего предположения о наличии земного тяготения, просто швырнув в оппонента яблоком, то Кант или Гегель были лишены возможности воспользоваться способом наглядных доказательств.

истина какаяКогда речь заходит о таких категориях, как «добро», «справедливость» или, скажем, «гуманизм», трудно с уверенностью сказать, что истина – это вот так и вот эдак, а не по-другому.

Все зависит от заданной системы

К примеру, эвтаназия – это проявление гуманизма или, наоборот, жестокости и малодушия? Помогать бродягам и беднякам, не требуя от них посильного вклада в жизнь социума, – это добро или форма равнодушия? Зависит от того, что именно мы понимаем под добром и гуманизмом. А какая трактовка истинна – вопрос не просто спорный, а не имеющий ответа. Потому что нет такой линейки, которой можно было бы измерить гуманизм и потом создать экспонат для Палаты мер и весов, чтобы все сомневающиеся могли подойти и сравнить.

момент истиныТрактовка истины обычно зависит от личного опыта участников дискуссии. То есть очевидная для одного истина для другого таковой вовсе не является, и оба при этом правы. Параллельные прямые не пересекаются - в пределах эвклидовой геометрии это неоспоримое слово истины. А вот уже в системе Лобачевского данное утверждение глубоко ошибочно. Ньютонова механика работает, и работает безотказно, но в свете теории Эйнштейна она теряет свою актуальность. То есть слово истины как неоспоримая ценность возможно только в пределах одной системы координат. Одна система ценностей, один жизненный опыт, одно мировосприятие. Для древнего гоминида каннибализм был суровой необходимостью, и это была истина. Для современного человека одна мысль об этом отвратительна – это тоже истина. Просто они взаимоисключающие. Но при этом ни одна из них не является ложной.

Абсолют как категория

Часто в философско-теологических спорах Бог определяется именно как абсолютная истина. Тот, кто в состоянии постичь суть вещей, не искаженную восприятием, трактовками, мнениями. Банальное утверждение «Бог все видит» означает именно это, а не то, что создатель Вселенной лично наблюдает, кто там без билета ездит и место бабушкам не уступает.

Новый Завет начинается фразой «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». В древнегреческом тексте в соответствующем месте было не «слово», а «логос» - понятие исключительно многозначное. Означало оно и слово, и мысль, и понимание, и осознание, и разум, и логику, и истину. Причем это была абсолютная истина, безупречная и самодостаточная. Понимание мира настолько полное, что само по себе является миром.

проблема истиныВо многих китайских переводах Библии это «логос» переводится как «дао». Это тоже многозначный термин, «дао» можно переводить и как «имя», и как «истина», и как «путь». Истины можно до конца и не постичь, но само движение к ней – благо.

Очевидно, что в такую концепцию можно только верить, осознать ее нельзя, так же как нельзя представить, осознать бесконечность Вселенной. Проблема истины как абсолютной категории - в ее полной оторванности от любых реалий. Она настолько совершенна, что попросту не существует.

Реальность объективна или субъективна?

В отношении понятий объективных и эмпирически проверяемых тоже не все так просто, как кажется. Скажем, утверждение «У мака лепестки красного цвета» проверить можно с легкостью. Найти мак и убедиться. Но цвет – это всего лишь определенная длина волны, интерпретируемая глазом в то, что мы называем «красный», «синий» или, к примеру, «пепел розы». Лепестки мака поглощают все волны, кроме тех, которые расшифровываются органами зрения человека как красные. Это истина. Какая же картина предстанет перед дальтониками? Перед животными, которые видят мир черно-белым? Перед насекомыми, которые видят в инфракрасном спектре? Получается, мак не красный. Он кажется нам красным. Большинству из нас, не всем. Даже такое очевидное утверждение не истина, это всего лишь результат субъективного восприятия.

Солипсизм как конечная истина и как ее опровержение

Но ведь весь мир – результат субъективного восприятия. Реальность для человека существует только в виде сигналов, проходящих в виде электрических импульсов по нервным клеткам и расшифровываемых мозгом. Если человек что-то видит, осязает, обоняет и может даже погрызть при желании, значит, это реально. Но те, кто видел фильм «Матрица» и общался с психиатрами, знают, в чем подвох. Не всегда то, что ощущается реальностью, ею же и является.

слово истиныФилософское течение солипсизм решает это проблему просто. Никакой объективной реальности вообще нет и быть не может. Есть только то, что человек видит, осознает и понимает. Это и есть реальность. Философы классической школы солипсистов не любили. Шопенгауэр говорил, что место подобной теории – в сумасшедшем доме, а Гарднер называл солипсизм безумием. Но объективной критики концепции солипсистов представлено не было и, что самое забавное, не могло быть. Да, «окружающая реальность – порождение моего мозга» звучит как запротоколированный бред безумца. Но опровергнуть это утверждение можно, только выйдя за границы собственного мировосприятия, а это невозможно по определению.

Торжество субъективизма

В Испании есть выражение: El momento de la verdad («Момент истины»). Тот миг в корриде, когда бык с тореадором входят в решающее противостояние в схватке за победу и жизнь. Классическая философия, оперирующая многоходовыми построениями в стремлении познать мир, проиграла простейшей концепции «мир – это то, чем я его вижу».

абсолютная истинаТруляля и Траляля объяснили Алисе, что на самом деле нет ни их, ни самой Алисы. Они все просто снятся Белому королю. Можно опровергнуть любую теорию, кроме подобной. Потому что единственный способ узнать, истина это или нет, – разбудить Белого короля. Но с его пробуждением исчезнут те, кого он видит во сне, а значит, результат эксперимента оценивать будет некому.

Епископ Беркли был несколько менее категоричен. Он утверждал, что мир – это то, что человек воспринимает, но оговаривался, что человек не властен над своим восприятием. Нельзя днем увидеть темноту по своему желанию, а значит, днем все же светло. Но это всего лишь логическая полумера. Потому что восприятие никак не связано с волевым усилием. И если кто-то все же увидит днем темноту, означает ли это, что днем действительно темно? Или у смотрящего повязка на глазах? Или он слеп? А может, он просто вышел из дома и увидел солнечное затмение? Любая критика его утверждения будет опираться на утверждение: «Но я вижу свет, а ты нет». То есть критик будет просто исходить из убеждения, что его мировосприятие по определению адекватно, а вот того, кто видит темноту, подводят зрение или рассудок. Не слишком убедительно. Можно, конечно, апеллировать к тому, что свет видят все, а темноту – только один. Но кто сказал, что большинство не может ошибаться? Коллективные психозы – далеко не редкость.

То есть логика опять упирается в субъективность познания как ограничивающий фактор, и перешагнуть через это логическое препятствие уже нельзя.

Момент истины

Итак, истина по определению объективна. И по определению же мировосприятие субъективно. Следовательно, истины нет. Есть только убеждения разной степени аргументированности.

простые истины

Любое утверждение глохнет и вязнет в следующем аргументе: «А реален ли мир вокруг? Существует ли он?» Рассчитанная траектория движения планеты истинна, потому что есть расчет и есть планета, которая оказывается в нужном времени и в нужном месте, достаточно посмотреть в телескоп и убедиться. Но существует ли эта планета и этот телескоп? Вот в чем вопрос.