Гугеноты - это кто такие, с кем воевали, отличие от католиков

Во второй половине XVI века Францию захлестнули религиозные войны, вызванные назревшей необходимостью проведения радикальных церковных реформ, против которых яростно выступали сторонники католицизма, поддерживаемые Ватиканом. Тогда же их оппонентов, требовавших свободы вероисповедания, стали называть «гугенотами». Это было не что иное, как искаженное немецкое слово Eidgenjssen, в переводе означающее «заговорщик» или «клятвенный союзник». Что же известно об этих людях?

Крест гугенотов

Кто такие гугеноты во Франции?

Прежде чем начать разговор о французском реформаторстве, уточним значение терминов, которые принято употреблять в отношении его главных участников. Нередко приходится слышать вопрос: «Кто такие гугеноты и протестанты и существует ли между ними разница? » Чтобы исключить всякие недоразумения, отметим сразу, что по своему значению эти термины идентичны. Особенности же их заключаются в том, что в самом начале реформистского движения, когда протестанты (от слова «протест») были немногочисленны, выражение «гугенот» («заговорщик») употреблялось по отношению к ним с некоторой насмешкой.

Дело в том, что у большинства населения оно вызывало ассоциации с широко распространенным швейцарским именем Гюга (аналогично русскому – Иван или немецкому – Фриц) и воспринималось как нечто чужеродное и несовместимое с национальной традицией. Впоследствии же, когда к протестантам присоединилась значительная часть населения страны, разница между этими названиями полностью исчезла. Гугенотами стали называть всех протестантов XVI и XVII веков.

Гугеноты и католики – в чем разница?

Отметим лишь наиболее существенные различия между представителями враждовавших между собой направлений христианства, выразившиеся в их взглядах на основные таинства и веру в целом. Так, относясь к вопросу спасения души с изрядной долей прагматизма, католики полагали, что она достигается лишь конкретными делами. Гугеноты же считали, что для обретения вечного блаженства человеку достаточно богоугодных помыслов и искренней веры.

Разными были для них и источники вероучений. С точки зрения гугенотов, вся необходимая информация содержалась в Библии, и никаких дополнений к ней не требовалось, тогда как их оппоненты-католики настаивали на важности богословских трудов. Однако основным яблоком раздора служило отношение к самой церкви. Гугеноты учили, что она не является непременным условием спасения души, и истинно верующему человеку не требуются пышные богослужения и сложные обряды. Католики же считали такой подход ересью и утверждали, что Господь посылает людям благословение через римского папу, и только для его приверженцев могут быть открыты врата рая.

Мятеж в католическом государстве

В XVI веке значительная часть населения Франции оказалась втянутой в религиозное и общественно политическое движение, направленное на возвращение католической церкви в рамки первоначальных христианских традиций и установление свободы вероисповедания. Причиной тому послужило недовольство широких масс стяжательством и своекорыстием духовенства, прикрывавшегося мнимой святостью и в то же время проводившего кровавый террор в отношении тех, кто выступал с обличениями его лживости и лицемерия.

Город, охваченный мятежом

Жесткой критике подвергались и требования неукоснительного соблюдения обрядности, полностью вытеснившей духовную сущность христианского учения. Вожди гугенотов, по определению своему являвшиеся противниками подмены духовной стороны христианства пышностью богослужений, встали во главе этого общенародного движения.

Реформистское движение зародилось во Франции еще в конце XV века, но широкое развитие получило в первой половине следующего столетия благодаря покровительству Маргариты Наваррской – родной сестры короля Франциска I. При ее прямом содействии в стране появлялись тайные лютеранские общины, члены которых были последователями саксонского богослова Мартина Лютера, ставшего основателем одного из ранних направлений протестантизма.

Под знаменем кальвинизма

Однако очень скоро большинство французских гугенотов стало проявлять сочувствие к учению другого религиозного деятеля той эпохи – их соотечественника Жана Кальвина, ставшего основателем крупного протестантского движения, названного в его честь кальвинизмом.

В своих выступлениях с требованием немедленной церковной реформы мятежный богослов нашел влиятельного союзника в лице видного религиозного деятеля епископа Гийома Брисонне. Характерно, что среди гугенотов это направление получило столь широкое распространение еще и потому, что его сторонниками оказались в первую очередь представители высших и средних слоев общества.

В обстановке кровавого террора

Открытое противостояние между сторонниками реформирования и их противниками в лице высшего духовенства началось в 1534 году, после того как во многих городах Франции появились листовки, едко высмеивавшие не только нравы духовенства, но и многие элементы совершаемых ими богослужений. В частности, критике подверглись ежедневно проводимые мессы. В ответ на это распространители листовок и все сочувствующие им были объявлены еретиками. Начались массовые аресты и казни, заставившие всех инакомыслящих уйти в подполье, но впоследствии ставшие причиной начала открытой войны гугенотов против католической церкви.

Войско гугенотов

Ярым противником реформаторов был французский король Франциск I – родной брат их покровительницы королева Наварры Маргариты, о которой уже упоминалось выше. Впоследствии столь же сильную ненависть к ним испытывал и его преемник Генрих II, издавший эдикт, согласно которому все враги господствовавшего в стране католицизма подлежали сожжению на кострах.

Оба монарха находились под сильным влиянием древнего аристократического рода Гизов, представители которого всегда являлись сторонниками крайне жесткого католицизма и исконными врагами протестантов. В 1559 году именно они стали инициаторами создания в рамках парламента печально известной «Огненной палаты», ведавшей расправой над еретиками.

Первое крупное сражение

Однако всеобщая ненависть, которую возбуждали к себе не в меру зарвавшиеся вельможи, на практике лишь способствовала пополнению протестантских рядов и созданию в стране мощной оппозиции. В результате среди дворян-кальвинистов был составлен заговор, цель которого заключалась в свержении с престола Франциска I, удалении от двора Гизов и установлении в стране целого ряда религиозных свобод.

Вопреки принятым мерам, планы заговорщиков стали известны королю, и, бежав в город Амбуаз, он сумел укрыться в крепости, на защиту которой выступили регулярные воинские подразделения. Основная часть мятежников погибла в бою, а остальных предали казни. Несмотря на то что их разгром стал крупным поражением гугенотов, пролитая кровь не пропала даром – «Огненная палата» была упразднена, и положение инакомыслящих отчасти улучшилось. Однако участие в собраниях протестантов и проводимых ими богослужениях по-прежнему могло привести на эшафот. Лишь в 1561 году королем Карлом IX был издан эдикт, запрещавший применение смертной казни по отношению к еретикам.

Тем не менее разногласия между сторонниками сохранения католицизма в его прежнем виде и их противниками, призывавшими к немедленным реформам, привели к расколу в обществе и началу череды религиозных войн. Гугеноты на начальном этапе не были склонны к применению силы, и их действия стали лишь ответом на вероломство прокатолической правительственной группировки, возглавляемой в тот период маршалом Сент-Андре, коннетаблем Монморанси и герцогом Гизом.

Король Франции Франсуа I

Франция, залитая кровью

Историки насчитывают 8 религиозных войн, связанных с реформистским движением во Франции. Первая из них, проходившая с переменным успехом, началась в 1562 году, после того как отряд Франсуа де Гиза перебил большую группу протестантов, собравшихся на богослужение в городе Авиньоне. Через год военные действия завершились подписанием в Амбуазе мирного договора, согласно которому гугенотам была предоставлена свобода вероисповедания.

Однако королева Франции Мария Медичи, опасаясь их возросшего влияния, вскоре отменила изданный ею же документ, вернув все на прежний уровень. В ответ на это вождь гугенотов герцог Конде, происходивший из рода Бурбонов, вкупе с маркизом Калиньи предпринял попытку сместить короля и занять его место на троне. Затея не удалась, и после многодневной осады Парижа представители противоборствующих сторон вновь сели за стол переговоров. Ими был заключен очередной мирный договор, нарушение которого привело через полгода к началу гражданской войны.

Город Ла-Рошель, ставший центром протестантизма

Несмотря на то что идеи реформаторства нашли живой отклик у значительной части населения, приверженцы католицизма не прекращали совершать в отношении их акты насилия. Это стало причиной того, что вожди гугенотов были вынуждены покинуть Париж и укрыться за крепостными стенами приморского города Ла-Рошели, сделав его своей основной штаб-квартирой.

Туда со всех концов Франции стекались их последователи. В Ла-Рошель же прибыло подкрепление, посланное английской королевой Елизаветой и протестантскими князьями Германии. Но в марте 1569 года правительственные войска нанесли объединенным силам мятежников сокрушительное поражение. Герцог Конде был захвачен в плен и лишь благодаря случаю сумел вновь обрести свободу.

Однако гугенотов это не остановило, и во главе с сыном Жанны Наваррской – Генрихом (будущим королем Франции Анри IV Великим) – они вновь устремились в бой. На этот раз удача оказалась на их стороне. В результате подписанного в 1570 году Сен-Жерменского мира была объявлена всеобщая амнистия и задекларирована свобода вероисповедания. Чтобы иметь гарантии соблюдения договора, гугеноты оставили за собой контроль над такими стратегически важными объектами, как крепости Ла-Рошель, Монтобан, Коньяк и Лашарите. Но в скором времени судьба нанесла им тяжелый удар.

Крепость Ла-Рошель

Кошмар Варфоломеевской ночи

Этим ударом стало массовое убийство протестантов, совершенное католиками в ночь на 24 августа 1572 года, в канун дня святого Варфоломея. По имеющимся сведениям, в одном лишь Париже жертвами религиозных фанатиков стало не менее 2 тыс. человек, тогда как общее количество убитых в стране превысило 30 тыс.

У историков есть основание полагать, что истинной виновницей трагедии являлась мать французского короля Карла I – Мария Медичи, ненавидевшая протестантизм и в тайне замышлявшая убийство гугенотов, но из политических соображений создававшая видимость лояльности по отношению к ним. Чтобы заманить в Париж по возможности большее число богатых и знатных сторонников реформации, она устроила свадьбу своей дочери Маргариты (получившей известность под именем королевы Марго) с видным гугенотом – Генрихом Наваррским. Это был именно тот человек, которому в будущем судьба уготовила взойти на французский престол под именем Анри IV Великого.

Столь явное проявление сочувствия к протестантскому движению усыпило бдительность его последователей, и они, ничего не подозревая, съехались во французскую столицу. Торжества, сопровождавшие венчание будущей королевы, продолжались шесть дней, а по их завершении в ночь накануне католического праздника – дня святого Варфоломея – началась страшная резня. Она положила начало очередной эскалации военных действий. В течение Варфоломеевской ночи гугеноты потеряли не только огромное количество своих сторонников, но и многих видных военачальников, что неизбежно сказалось в ходе последовавших вскоре вооруженных столкновений.

Последующие военные столкновения

Однако, несмотря на внезапный и сокрушительный удар, нанесенный католиками, протестанты сумели выстоять в сложной обстановке и, используя в качестве опорных пунктов крепости Ла-Рошель, Монтобане и Ним, защищались с мужеством, восхищавшим современников. О том, как действовали гугеноты в столь критической для них ситуации, осталось немало исторических свидетельств. Например, в архивах Лувра имеется свидетельство того, как их отряд, состоявший из полутора сотен человек, сумел в сентябре 1572 года отразить в районе Монтобане нападение противника, почти вдвое превосходившего его по численности.

В течение всего последующего года военные действия, спровоцированные резней в Варфоломеевскую ночь, гугеноты и их противники вели с особым ожесточением. Они продолжались в течение года и завершились подписанием очередного мирного договора, который ни одна из сторон не воспринимала всерьез. Подтверждение этому было наглядно продемонстрировано уже в июне 1574 года, когда на французский престол поднялся Генрих III – последний представитель династии Валуа.

Королева Мария Медичи

Под скипетром лицемерного короля

Желая искоренить в стране религиозное инакомыслие, он возобновил преследование гугенотов и бросил против них всю имевшуюся в его распоряжении армию. Однако новоиспеченный монарх не учел того, что на момент его прихода к власти совершенно иным стало соотношение сил между католиками и гугенотами. В чем разница? Прежде всего в том, что на сторону протестантов перешел вместе со своими вооруженными подразделениями Генрих Наваррский, свадьба которого стала начальным этапом трагедии Варфоломеевской ночи, а герцог Конде привел к границе Франции многотысячный немецкий корпус. Католики же, спровоцировавшие в стране очередную войну и вызванный ей экономический упадок, стремительно теряли своих сторонников.

В результате после первой же череды поражений Генрих III был вынужден пойти на всесторонние уступки мятежникам и на всей территории Франции, за исключением Парижа, легализировать богослужения, совершавшиеся протестантами, а в дополнение к прежним опорным пунктам передать им еще восемь крепостей. Наступило временное затишье, прерванное в скором времени новыми вспышками насилия. Однако следует отметить, что в основе конфликтов, внешне имевших форму религиозных войн, зачастую лежали политические амбиции и шкурные интересы вождей обеих группировок.

Так, став во главе «Католической лиги», созданной в 1576 году для противодействия гугенотам, Генрих III скоро убоялся возрастающего влияния ее основателя герцога де Гиза и, ничуть не смутившись, переметнулся на сторону протестантов. В ответ на это сторонники французского католицизма обратились за военной поддержкой к испанскому королю и получили ее, в ущерб национальным интересам провозгласив наследником престола престарелого кардинала Бурбонского, неспособного проводить самостоятельную политику, но весьма угодного Мадриду.

Восьмая (и последняя) религиозная война

Как действовали гугеноты в условиях испанской интервенции? Они призвали себе в помощь войска из протестантской части Германии, и Франция погрузилась в очередную – уже восьмую по счету религиозную войну. Как и прежде, вооруженные столкновения сочетались в ней с многочисленными политическими интригами, нередко определявшими исход событий.

Например, Генрих Наваррский разгромил силы католиков в битве при Кутра, но в то же время герцог де Гиз умело спровоцировал волнения в Париже и добился принятия закона, по которому протестант не мог унаследовать престол. В результате после смерти Генриха III Генрих Наваррский для получения короны вновь совершил предательство своих сторонников и как ни в чем не бывало вернулся в католицизм.

Изгнание сторонников реформаторства

Заключение

Борьба между представителями двух религиозных направлений продолжалась и в последующие столетия, причем перевес сил часто оказывался на стороне католиков. Хотя открытые кровопролития постепенно отошли в прошлое, но они неоднократно вводили против своих оппонентов различные юридические санкции. Так, в 1617 году на основании королевского эдикта у протестантов была конфискована значительная часть имущества, что дало толчок их массовой эмиграции в Швейцарию, Германию, Англию и Нидерланды. Столетие же спустя были объявлены вне закона все браки, заключенные священниками-реформистами. Гугеноты это сочли унижением и, не имея возможности вести борьбу, вновь устремились на чужбину.

Лишь в 1787 году был издан эдикт, возвращавший гугенотам все гражданские права, а через два года на волне вспыхнувшей в стране Великой Французской революции они были уравнены с прочими гражданами и в политическом отношении. В настоящее время во Франции насчитывается несколько десятков религиозных организаций протестантского толка, часть которых считает себя прямыми наследниками гугенотов.