Армия белых в Гражданской войне

По прошествии почти столетия новую оценку получают события, развернувшиеся вскоре после захвата власти большевиками и вылившиеся в четырёхлетнюю братоубийственную бойню. Война Красной и Белой армии, долгие годы преподносившаяся советской идеологией в виде героической страницы нашей истории, сегодня рассматривается как национальная трагедия, не допустить повторение которой – долг каждого истинного патриота.

Армия белых

Начало крестного пути

По поводу конкретной даты начала Гражданской войны мнения историков расходятся, но традиционно принято называть последнюю декаду 1917 года. Эта точка зрения основана главным образом на трёх событиях, имевших место быть в данный период.

Среди них нужно отметить выступление сил генерала П.Н. Красного с целью подавления большевистского восстания в Петрограде 25 октября, затем 2 ноября – начало формирования на Дону генералом М.В. Алексеевым Добровольческой армии, и, наконец, последовавшую 27 декабря публикацию в газете «Донская речь» декларации П.Н. Милюкова, ставшей по существу объявлением войны.

Офицеры Белой армии

Говоря о социально-классовой структуре офицерства, ставшего во главе Белого движения, следует сразу указать на ошибочность укоренившегося представления о том, что оно формировалось исключительно из представителей высшей аристократии.

Подобная картина ушла в прошлое после военной реформы Александра II, осуществлённой в период 60–70-х годов XIX века и открывшей путь к командным постам армии для представителей всех сословий. Например, один из главных деятелей Белого движения генерал А.И. Деникин был сыном крепостного крестьянина, а Л.Г. Корнилов вырос в семье хорунжего казачьего войска.

Белая армия в Гражданской войне

Социальный состав русского офицерства

Выработанный за годы советской власти стереотип, согласно которому, армия белых возглавлялась исключительно людьми, именовавшими себя «белой костью», является в корне неверным. В действительности они были представителями всех социальных слоёв общества.

В связи с этим уместно будет привести следующие данные: выпуск пехотных училищ последних двух предреволюционных лет на 65% состоял из бывших крестьян, в связи с чем из каждой 1000 прапорщиков царской армии около 700 были, что называется, «от сохи». Кроме того, известно, что на то же количество офицеров 250 человек являлись выходцами из мещанской, купеческой, а также рабочей среды, а лишь 50 - из дворян. О какой «белой кости» в таком случае могла идти речь?

Белая армия в начале войны

Начало Белого движения в России выглядело довольно скромно. По имеющимся данным, в январе 1918 года к нему примкнуло лишь 700 казаков, возглавляемых генералом А.М. Калединым. Объяснялось это полной деморализацией царской армии к концу Первой мировой войны и всеобщим нежеланием воевать.

Подавляющее большинство военнослужащих, включая и офицеров, демонстративно игнорировали приказ о мобилизации. Лишь с большим трудом к началу полномасштабных боевых действий Белая добровольческая армия смогла пополнить свои ряды до 8 тыс. человек, из которых примерно 1 тыс. была укомплектована офицерами.

Генералы Белой армии

Символика Белой армии была достаточно традиционна. В противовес красным знамёнам большевиков защитники прежнего миропорядка избрали себе бело-сине-красный стяг, являвшийся официальным государственным флагом России, утверждённым в своё время Александром III. Кроме того, символом их борьбы являлся и хорошо известный всем двуглавый орёл.

Сибирская повстанческая армия

Известно, что ответом на захват большевиками власти на территории Сибири стало создание во многих крупных её городах боевых подпольных центров, возглавляемых бывшими офицерами царской армии. Сигналом к их открытому выступлению послужило восстание Чехословацкого корпуса, сформированного в сентябре 1917 года из числа пленных словаков и чехов, выразивших тогда желание принять участие в борьбе с Австро-Венгрией и Германией.

Их мятеж, вспыхнувший на фоне всеобщего недовольства советской властью, послужил детонатором социального взрыва, охватившего Урал, Поволжье, Дальний Восток и Сибирь. На основе разрозненных боевых групп в короткий срок была сформирована Западно-Сибирская армия, во главе которой стал опытный военачальник генерал А.Н. Гришин-Алмазов. Её ряды стремительно пополнялись добровольцами и вскоре достигли численности 23 тыс. человек.

Очень скоро армия белых, объединившись с частями есаула Г.М. Семёнова, получила возможность контролировать территорию, простиравшуюся от Байкала до Урала. Она представляла собой огромную силу, состоявшую из 71 тыс. военных, поддерживаемых 115 тыс. местных добровольцев.

Офицеры Белой армии

Армия, воевавшая на Северном фронте

В годы Гражданской войны боевые действия велись практически на всей территории страны, и, кроме Сибирского фронта, будущее России решалось также на Южном, Северо-Западном и Северном. Именно на нём, как свидетельствуют историки, произошла концентрация наиболее профессионально подготовленных военных кадров, прошедших Первую мировую войну.

Известно, что многие офицеры и генералы Белой армии, воевавшие на Северном фронте, попали туда с Украины, где избежали террора, развязанного большевиками, лишь благодаря помощи немецких войск. Этим во многом объяснялась их последующая симпатия к Антанте и отчасти даже германофильство, нередко служившие причиной конфликтов с другими военнослужащими. В целом же следует отметить, что армия белых, воевавшая на севере, отличалась сравнительной немногочисленностью.

Силы белых на Северо-Западном фронте

Белая армия, противостоявшая большевикам в северо-западных районах страны, в основном была сформирована благодаря поддержке немцев и после их ухода насчитывала порядка 7 тыс. штыков. Несмотря на то что, по оценкам специалистов, среди прочих фронтов этот отличался низким уровнем подготовки, на нём белогвардейским частям длительное время сопутствовала удача. Во многом этому способствовало большое количество добровольцев, вливавшихся в ряды армии.

Среди них повышенной боеспособностью отличались два контингента лиц: разочаровавшиеся в большевиках моряки флотилии, созданной в 1915 году на Чудском озере, а также перешедшие на сторону белых бывшие красноармейцы – кавалеристы отрядов Пермыкина и Балаховича. Значительно пополняли растущее войско местные крестьяне, а также подлежавшие мобилизации гимназисты старших классов.

Символика Белой армии

Военный контингент на юге России

И, наконец, главным фронтом Гражданской войны, на котором решалась судьба всей страны, был Южный. Развернувшиеся на нём военные действия охватили территорию, равную по площади двум средним европейским государствам и имевшую население, превышавшее 34 млн человек. Важно отметить, что, благодаря развитой промышленности и многоплановому сельскому хозяйству, эта часть России могла существовать независимо от остальной страны.

Генералы Белой армии, воевавшие на этом фронте под командованием А.И. Деникина, были все без исключения высокообразованными военными специалистами, имевшими уже за спиной опыт Первой мировой войны. В их распоряжении находилась к тому же развитая транспортная инфраструктура, включавшая в себя железные дороги и морские порты.

Всё это являлось предпосылкой будущих побед, но общее нежелание воевать, а также отсутствие единой идеологической базы привели в итоге к поражению. Весь политически разношёрстный контингент войск, состоявших из либералов, монархистов, демократов и т. д., объединяла лишь ненависть к большевикам, не ставшая, к сожалению, достаточно прочным связующим звеном.

Армия, далёкая от идеала

Можно с уверенностью сказать, что Белая армия в Гражданской войне не сумела полностью реализовать заложенный в ней потенциал, и среди многих причин одной из главных являлось нежелание впускать в её ряды крестьян, составлявших большинство населения России. Те же из них, которым не удавалось избежать мобилизации, в скором времени становились дезертирами, в значительной степени ослаблявшими боеспособность своих частей.

Война Красной и Белой армии

Важно также учесть, что армия белых представляла собой крайне неоднородный состав людей как в социальном, так и в духовно-нравственном отношении. Наряду с истинными героями, готовыми жертвовать собой в борьбе с надвигавшимся хаосом, к ней примкнуло немало подонков, воспользовавшихся братоубийственной войной для совершения насилий, грабежей и мародёрства. Это также лишало армию всеобщей поддержки.

Надо признать, что Белая армия России далеко не всегда являла собой «святую рать», столь звучно воспетую Мариной Цветаевой. Об этом, кстати, писал в своих воспоминаниях и её муж – Сергей Эфрон, активный участник добровольческого движения.

Тяготы, понесённые белым офицерством

На протяжении почти столетия, миновавшего с тех полных драматизма времён, массовым искусством в сознании большинства россиян выработался определённый стереотип образа белогвардейского офицера. Он представляется, как правило, дворянином, затянутым в мундир с золотыми погонами, любимым занятием которого является пьянство и пение сентиментальных романсов.

В действительности всё обстояло иначе. Как свидетельствуют воспоминания участников тех событий, Белая армия в Гражданской войне столкнулась с необычайными трудностями, и исполнять свой долг офицерам приходилось при постоянной нехватке не только оружия и боеприпасов, но даже самых необходимых для жизни вещей – продовольствия и обмундирования.

Помощь, оказываемая Антантой, была не всегда своевременной и достаточной по своему объёму. Кроме того, на общий моральный настрой офицерства удручающе влияло сознание необходимости вести войну против собственного народа.

Командующие Белой армией

Кровавый урок

В годы, последовавшие за перестройкой, произошло переосмысление большинства событий российской истории, относящихся к революции и Гражданской войне. В корне изменилось отношение ко многим участникам той великой трагедии, прежде считавшимся врагами собственного Отечества. В наши дни не только командующие Белой армией, такие как А.В. Колчак, А.И. Деникин, П.Н. Врангель и им подобные, но и все те, кто шёл в бой под российским триколором, заняли достойное место в народной памяти. Сегодня важно, чтобы тот братоубийственный кошмар стал достойным уроком, и нынешнее поколение приложило все силы к тому, чтобы он никогда не повторился, какие бы ни кипели в стране политические страсти.